Смотрю на рабочий стол компьютера и чувствую, как по щекам текут слёзы, руки дрожат и мир рушится.
— Почему?! Дура, круглая дура! — реву и закрываю лицо руками.
В голове мелькает справедливый вопрос: «Ради чего?». Ответ прост: «Хотела любви, как и все в этом мире! Хотела в свои двадцать, хотя бы по скайпу, побывать на свидании, хоть раз в жизни!» Но Яшу испугало моё лицо и движение рук, хотя ему говорила, что я болею. Но он меня убедил, сам упрашивал, а я — наивная. Сейчас он отключился и удалил меня из друзей. Смотрю на время, только два, а мама вернется с работы в семь. Решаю, прокатиться на кухню, выпить чаю. Хорошо, что мама оставила три чашки мятного чая и булочки с маком. Чтобы прокормить нас и купить лекарства, маме приходиться подрабатывать, и днём я хозяйничаю сама. Поставив кружку в мойку, возвращаюсь к компьютеру, и несколько минут смотрю на его аватарку. Заставляю себя открыть документ с повестью «Замок» и начинаю работать. Мысли путаются, хочется написать Яше… но что? Мысленно представляю себе этот опус: «Яша, прости меня, что я не такая как все!».
— Глупости… — бормочу и понимаю, что совершенно запуталась в сюжете своей повести.
Да, вот так новость, точнее не новость, а реальность: у меня маленькие рассказы получаются, а большие нет. Вспоминаю отзывы на форумах: «Ха-ха-ха, какая ты после этого писательница!», «Маловато будет!», и в таком же духе.
Вылезает окошко аськи, мне пишет редактор из журнала:
— Ульяна, мы готовы опубликовать ваш рассказ «Маска», только с условием, что вы перепишете его с нашими указаниями и с нашим автором. Нужно, чтобы главную героиню убили.
— Но ведь это полностью изменит сюжет. Рассказ о спасении.
— Это скучно. Если мы правильно напишем, так сказать, правильно разыграем карты, то возможно его даже экранизируют!
В голове сразу мысль: « А, как же мой рассказ, мои идеи, мои мысли?».
— Давайте попробуем….
Мы начинаем работать, но вскоре я понимаю, что в новом рассказе есть всё, кроме меня. Рассказ чахнет на глазах. Теперь и отказать неудобно. От всего этого адски болит голова, я прошу отложить правку до завтра, выключаю компьютер и перебираюсь на диван. Становится холодно и грустно. Кутаюсь в покрывало, кусаю губы от досады. Думаю о чахлом рассказе и о грубости Яши. Даже не знаю, что хуже: когда плюют в душу или пытаются её исковеркать.

… Вижу над собой кристально чистое небо…
— Уля…
Вздрагиваю от бархатного голоса и понимаю, что сижу в лодке с незнакомым парнем.
— Кто вы? Я вас знаю? — спрашиваю и снова вздрагиваю, вспомнив, что мою речь трудно разобрать.
Но он улыбается и отвечает:
— Да. Зови меня Тос.
— Ты понял, что я говорю?
Парень хмурится и слегка наклоняется ко мне:
— Конечно.
От удивления и растерянности не нахожу слов. Смотрю в его янтарные глаза, он смеется громко и заразительно:
— Ты так смешно удивляешься!
Улыбаюсь в ответ:
— Необычный комплемент и…. самый первый!
— Это потому что тебя никто не знает…
Опираюсь о борт лодки и киваю:
— Да, мне трудно показать себя с лучшей стороны. Яша…
— Твой Яша — придурок!
— Не говори так, ты его не знаешь…
— Интересно, ты его хочешь защитить или себя унизить? — парирует он, налегая на весла.
Присматриваюсь к нему, «Где же я его видела?». Одет он просто — в белую футболку и в серые штаны, но что-то подсказывает — передо мной сидит удивительный человек. С ним спокойно и легко. Оглядываюсь по сторонам. Ярко светит солнце, небеса удивительно чисты и светлы. Наша лодка плывет мимо белоснежных акаций и причудливых ив. Трогаю изумрудные нити ивы. Они ласкают кожу и ускользают в воду. На лице брызги, а в душе тихая радость.
— Как в сказке! — говорю я и смело смотрю на Тоса.
Он указывает на акацию, в ветках которой снуют серенькие птахи, предлагает:
-Покормим их?
-Я не смогу. Рассыплю зерно.
Тос качает головой:
— Почему ты любишь, глупости говорит? Я же помогу!
Мы кормим птиц, непослушные пальцы лежат в сильных и больших ладонях Тоса. Ощущение полного счастья. Он шепчет:
— Спасай свой рассказ! Кроме тебя его никто не спасет!
— А как же слава? Ведь все люди к ней стремятся, — тихо спрашиваю я, отпустив глаза.
— А ты к ней стремишься?
— Нет, — подумав, отвечаю я.
— Так в чем твоя проблема? — он нежно заправляет мне волосы за ухо. — Почему ты хочешь угодить другим? Нужно писать, то, о чём поёт твоя душа!
Тос ласково берет меня за подбородок и смотрит в глаза:
— Уля, я тебя люблю! Твою душу…
Опять — слёзы, на этот раз от счастья.
— Я тоже тебя люблю…
Он меня обнимает.

Мы лежим на дне лодки и смотрим в небо:
— Жаль, что я проснусь и потеряю тебя…
— Не потеряешь. Я буду всегда рядом.
— Всё — таки, кто ты?
Он приподнимается на локте и шепчет:
— Я — твой ангел…



Рыжеволосая Лиза радостно кружилась с куклой возле большой ели, мурлыкая себе под нос весёлую песенку. Её старшая сестра Рита подавала маме елочные шары, а папа распутывал гирлянду. С кухни тянуло бабушкиными пирогами. По телевизору шли новогодние мультфильмы. Наконец-то гирлянды на ёлки зажглись, Лиза потянула сестру:
— Давай водить хоровод!
Но Рита взяла планшет:
— Ёлка и без хоровода -хороша!
— Ты стала скучная! Ну, какой Новый Год без хоровода? –захныкала Лиза, ухватив сестру за рукав красного свитера.
— Води хоровод со своими куклами! – посоветовала Рита, хмыкнув, — А у меня дела!
-Ой, а как же мои игрушки будут новый год встречать без своей ёлки? -удивленно развела руками Лиза и упрямо затеребила сестру, — Рита, помоги найти ёлочку для моих куколок!
Но Маргарита уставилась в экран планшета. Поняв, что сестра не поможет, Лиза с грустью обняла куклу и посмотрела в окно на падающий снежок.

В этот миг за морозным окном на заснеженной ели, веточка мечтательно вздохнула:
— Как бы я хотела, чтобы и меня украсили!
Её соседка фыркнула:
-Да, ты что? Только вместе мы для людей ценны!
— Я так не думаю! Люди умеют ценить красоту!
Со всех сторон послышалось хихиканье, одна веточка вздохнула:
— Я видела, как человек растоптал мою соседку…
Ветки затихли. Задул морозный и злой ветер, наша мечтательница почувствовала, что она отрывается и куда-то падает. Её подхватили снежинки:
— Куда это вы? Куда это мы?
Но её холодные спутницы только звонко смеялись, повторяя:
— Летим! Летим! Кружим! Кружим!
Наконец этот полет — падение закончился, и колючая путешественница упала в сугроб. Веточке в темноте стало страшно, она запричитала:
— Ой! Ой, что же делать!
— Эй, кто тут шумит? Нам спать не даёт? – послышались тонкие и сонные голоса, откуда-то снизу.
— Кто тут? — испугалась веточка, дрожа всеми иголками.
— Мы трава, а ты кто?
— Еловая веточка, я упала.
— Понятно, спи.
Веточка возмутилась:
— Разве, вы мне не поможете, вернуться домой?
Трава протянула:
— Ты не вернёшься, таков закон природы. Или спи, или молчи!
— Не правда! Вы просто не хотите мне помогать! А я хочу стать ёлочкой! Хочу, чтобы меня украсили!
— А мы хотим спать! — сердито ответили травинки.
— Вы… Вы…- начала было возмущаться веточка, но тут её подкинула лопата дворника.
— Ой, ой, что это со мной делается? Куда я лечу теперь? Елочка, дорогая! – причитала веточка.
Колючую путешественницу бросили в мусорный бак. Веточка пыталась заговорить с фантиками, но те только шуршали между собой, а Комок Снега угрюмо молчал. Веточке надоело слушать глупую и непонятную болтовню фантиков, ей хотелось к своим родным и спать.
— Можно упаду в тебя и посплю, — робко спросила она у молчуна.
— Да.
— У тебя была когда-нибудь мечта?
— Да, я хотел быть снеговиком!
-А я — ёлочкой!
— Ёлочкой?! Из тебя могла получиться пушистая ёлочка! Спи, веточка! — шепнул Комок Снег.
Веточке снилось, как вокруг неё кружились дети.

Горемычную путешественницу разбудили карканье и острые когти черного ворона. Он схватил веточку в когти и полетел. Веточке стало страшно, она кричала, но её визг терялся в морозном ветре. Ворон пролетал над двором, где ребята играли в снежки. Мальчуган запустил снежком в ворон. От неожиданности птица хрипло каркнула и выронила веточку. Веточка снова оказалась в круговороте хихикающих снежинок. Она падала, кружа, повторяя шепотом:
-Я ёлочка, ёлочка!
Она упала к ногами Лизы, которая вышла после обеда во двор. Девочка улыбнулась и показала находку кукле:
— Вот и твоя маленькая ёлочка! Она пушистая и красивая!

Придя домой, Лиза поставила веточку в вазочку, украсила атласным бантиком, и усадила свои игрушки вокруг нёё. Так колючая путешественница стала ёлочкой.



Зима пришла, и я заболела,
Кашель, насморк, температура,
Холодно, забиваюсь в сугроб одеяла!
Мокну, становиться душно.
Ломит тело, слёзы падают снежинками на руки.
Вот такая у меня колючая зима!



НАПЕРСНИК –одаренный царской любовью.
НАПЁРСТОК – противоиголочный стаканчик, надетый на пальчик.
НАРКОМАН -несчастный покупатель собственной смерти.
НАРКОМАНИЯ – чудовище людской слабости.
НЕДРА – чумазое небо над ядром земли.
НЕЗАВИСИМОСТЬ — сладкий плод свободы.
НЕЗАМЕНИМОСТЬ- ответственное качество близкого человека.
НЕЗНАКОМКА- особа со вопросительным статусом.
НЕИЗВЕСТНОЕ- будущность под теневой завесой.
НЕИЗВЕСТНОСТЬ — пугающее свойство тайны.
НЕПОДРАЖАЕМОЕ — итог уникальной способности.
НЕПОКОЛЕБИМОСТЬ — бесстрашное противостояние невзгодам.
НЕПОСЛУШАНИЕ — движение против чужой воли.
НЕПРИЯТИЕ — замкнутый взгляд на новое.
НЕРАВЕНСТВО – каверзные отношения плюса с минусом.
НОГОТЬ — родная шляпка пальца
НОРМАЛЬНОСТЬ — зыбкая граница правильностей.
НОТА – бумажная птичка композитора.



Посвящается ангелу по имени мама
«Она поменяла номер сотового! Неужели, уже поздно!» В последний раз, когда мы созванивались месяц назад, Стелла говорила как-то натужено и чуждо. Во время мирового турне, Стелла ни разу не позвонила, не брала трубку, не отвечала на эсемески! Это бесило, жутко ревновал и ещё больше любил её! «Неужели, я потерял свою любовь?! Нет, такое просто невозможно!» От этих мыслей голова идёт кругом, яркий свет фар бьёт в глаза, со всей дури давлю на тормоз и резко кручу руль влево. Машина останавливается, сердце колотится, пот течет по лбу. « Ну, уж, нет! Хватит, жизнь дорога!»- со злостью думаю я и берусь за ручку. Вылезаю и вижу, что грузовик, в который чудом не врезался, останавливается и из неё выходит упитанный мужчина:
— Вам помочь?
— Да, подвезите. Заплачу.
Из кабинки с любопытством выглядывает девчонка в кепке. Мужчина кивает:
— Конечно. Парень, садись в машину!
— Спасибо! – благодарю я и шагаю к его грузовику.
— Парень, с тобой точно всё в порядке? Тебя качает!
Девушка шустро открывает дверь и охает, глядя на меня:
— Отец, ему сейчас не до вопросов! Плохо ему!
Кое-как забираюсь в машину и называю адрес тётушки.
Мужчина удивляется:
-О, так это рядом с нами!
Не хочется говорить, смотрю, как мелькают силуэты деревьев, и окунаюсь в воспоминания: каждое лето мы с родителями приезжали к тётке Розе и помогали ей по хозяйству. Вспоминаю своих друзей, обжору Ампаро и задиру Луи. Интересно, где теперь они?

Поблагодарив попутчиков, я иду в дом. Вижу, что в гостиной на столе стоят чашки, а в кресле дремлет тётя. Видимо, она ждала меня и уснула. Зная, что тётушка мерзлячка, укрываю её пледом и иду в место, где раньше находились ответы на всё мои вопросы, на чердак.

Дверь скрипит и с трудом открывается. Странное и хорошее место для раздумий. Когда тут думаешь, то возникают правильные мысли, особенно хорошо думать в звёздную ночь как эта. Лунный свет льётся на коробки со старыми вещами. Ложусь на пол и смотрю на небо: «Может, ну её эту любовь! Вернусь в оркестр?! Но я хочу играть своё! А где это моё, ведь я давно забросил сочинительство. Как всё сложно?» Не лежится. Встаю и включаю свет. Подхожу к коробкам с нотами матери и думаю: «Вот кто гений!» Вместе с гордостью за мать, появляется обида на жизнь: «Не сумел проявить себя!» После увольнения из театра. Три дня не играю, хочу сочинять, да не могу. Звуки не откликаются в душе. Натыкаюсь на нотную тетрадь, которую раньше не видел. Слышу голос тётки:
— Диего, иди чай пить!
Иду, схватив тетрадку под мышку.

-Задремала я! Вот чай. Диего, что-то случилось? – спросила Роза, касаясь моей руки.
— Ничего особенного, просто в очередной раз убедился, что я — идиот!
Роза отпила чай, глядя на меня, произнесла:
— Слушаю тебя.
И я вывалил на тётушку все свои беды. Роза лишь пожала плечами и сказала:
-Ты сам виноват! Ты всегда всех слушаешь! Твою Стеллу, маму, отца… А что ты сам хочешь? Что у тебя в сердце?
Пару минут я молчал, а потом ответил:
— Не знаю… Тётя, жизнь так сложна…
Тётя покачала головой:
— Ты мне это говоришь? У меня вместо ног протезы, которые каждый день приходится надевать и снимать, у меня дом и магазин, которые надо содержать! А ты не можешь понять себя?
Стало стыдно, хмуро кивнул. Роза обняла меня и серьезно сказала:
— Невозможно понять себя, когда постоянно бежишь… Оставайся у меня и завтра поезжай на пляж. Море умеет давать ответы.

Меня разбудили аромат блинчиков и печальная мелодия рояля. Спустился вниз и присел на ступеньку, тётя сидела за фортепьяно. Звуки переливаются, словно радужные полоски. На душе светло. « Как же хорошо!»- подумал я и вдруг волшебство прекратилось. Роза вздохнула и сказала:
-Эта соната мне всегда нравилась, жаль, что твоя мама не закончила её!
-А почему?
Роза подошла к лестнице:
— Она её писала, когда с твоим отцом разошлась, потом они померились, а сонату бросила… Идём, завтракать.
В дверь позвонили, пришел водитель вчерашнего грузовика, которого тётка представила как своего партнера по цветочному бизнесу.
— Мартин, — представился он, и добавил, — Машину привёз.
Тётя побледнела и схватила меня за руку:
— Какую машину? Диего, была авария?
-Нет, просто бензин у него кончился, и мы подвезли его, — выручил меня Мартин.
— Да, — кивнул я.

После завтрака мы с тётей слегка поругались. Я хотел поехать к Стелле и узнать, что случилось? Но тётя была категорически против:
— Кто любит, тот не отпускает! Между вами нет любви. Если ты любил бы, то не ждал бы целый месяц, а поехал бы сразу!
— Я был на гастролях в другой стране! И я люблю её!
Поехал, но после этой перепалки, в душу закрались сомнения: «А если тётушка права?!». В конце концов, я свернул к морю. На пляже было холодно, на душе скребли кошки. Вспомнив детскую забаву, стал пускать «блинчики».
— И вы тут? — услышал я сзади и обернулся.
На валуне сидела девушка в куртке. И, кажется, я её уже видел. А, точно, она же дочь Мартина.
— Вам не холодно?- почему-то спросил я.
— Нет, просто грустно, — ответила она и подошла, протянув руку, — Милагросс.
-Диего.
— Твоя тетя много о тебе рассказывала, — грустно улыбнулась она.
-Так, почему ты грустишь?
Она пожала плечами и зашагала по берегу:
— Просто так. А ты почему?
— Я не грущу.
Милагросс изучающее прищурилась и заявила:
— Твою грусть видно по глазам. Рассказывай, я умею слушать.
Девушка снова забралась валун, а я сел рядом на песок. Во время рассказа, Милагросс не сводила с меня взгляд зелёных глаз, а потом спросила:
— А что ты сам решил?
— Думаю, что тётя права! У Стеллы кто-то есть…
— Но если ты это не проверишь, будешь жалеть всю жизнь! — она задрала голову и протянула, — Будет дождь! Ненавижу осенний дождь! Поехали!
— Куда?
— Какой ты тугодум! К твоей Стелле! Я подожду тебя в машине.

— Ну?- спросила Милагрос.
Сел в машину и долго молчал. По крыше автомобиля забила дождевая дробь. Три раза ударил по рулю и закрыл лицо руками:
— Неделю назад она вышла замуж! Ведь мы вместе с школы…
— Диего, а ты не боишься намокнуть? — странный вопрос задала Милагросс.
Удивился и обиделся:
— Вроде, ты собиралась меня поддержать?!
— Потому, что я вечная оптимистка. Надеялась, что у тебя всё будет хорошо. Ты спрашивал, почему я грущу? Месяц назад, мой парень объявил о помолвке с другой. Они предатели, а мы страдаем… Я не знаю, как поддержать тебя, потому что, у меня в жизни тоже черная полоса. Идём!
Она вышла из машины.
— Ты же не любишь дождь?
— Страдать я тоже не люблю! — крикнула она, то ли мне, то ли дождю,- Побежали!
Она привела меня на детскую площадку, и усадила в качели:
— Крути! И я буду крутить!
Мы вертелись в качелях под дождём, и мои слёзы смешивались с холодными каплями.

Дождь зарядил с азартом. Он лил, а я спал, как медведь зимой, и конечно, забыл, что мне сказала Милагросс:
— Нужно твою машину проверить, что-то с мотором. Привози её в нашу мастерскую!
А я всё спал, а тётушка всё больше беспокоилась за меня, и, в конце концов, позвонила сестре. Я тоже хорош, рассказал матери о Стеллы, и тут началось:
-Немедленно приезжай домой! Тебе срочно надо к психологу!
— Мам, я тебя люблю, но мне уже тридцать лет, и я сам буду решать, что мне
делать и когда!
Хотелось одного — вечно спать, ведь когда я просыпался, душа снова ныла. Но к счастью, моё желание не исполнилось. Проснулся от грохота внизу, вспомнив, что тётка ушла в свою лавку, резко сел: «Бррр, холодно!» поёжился я и, надев свитер, спустился вниз. Из чулана из-под лестницы вышло чумазое и рыжеволосое существо, чихнуло и сказало как Милагросс:
— Диего, а где тут у вас тряпки?
Я так и сел, рассмеявшись. Девушка непонимающе хмыкнула:
— Ты чего?
Только смог указать на зеркало. Милагросс прыснула, а потом строго заявила:
— Я ему машину чиню, а он смеется! Пошли, помогать будешь!
— Ладно!

— Подай мне разводной ключ!
Она лежала под машиной, а я навис над ящиком с инструментами, пытаясь сообразить, какой из них «разводной ключ».
— Ау! Ты уснул?
— А какой из них- разводной?
— Всё ясно! — она вылезла из-под капота и показала на инструмент с колесиком, —
Для тебя это всё ново?!
Улыбнулся и кивнул:
— Научи меня!
— Легко!

Мы целый день провозились с машиной. Войдя в дом, Милагросс пошла ставить чайник, а я сел за рояль, там стояли ноты матушкиной сонаты. Начал играть, и от удовольствия закрыл глаза. Когда закончил, то услышал Милагросс:
— Она прекрасна! Закончи её для меня!
Повернулся и увидел чистое лицо Мили, на щеках были видны веснушки! Да, да веснушки осенью.
— У матери скоро день рождения. Может к этому дню и закончу…



Уважаемые гости блога! Сейчас пытаюсь добавить рассылку на блог, пока это получается с кучей кода, но я работаю над этим.



catalog_big25_51486

 

 

Облако, сильно похожее на белого оленя, плывет по небу.
Сижу на траве, вдыхая пряный аромат цветов.
Закат у горизонта разлился нежным румянцем.
Такие беззаботные и легкие дни случаются редко.
Лукавлю.
Сбежал с важной встречи, и, возможно, буду уволен.
Но ради таких минут стоит рискнуть.
Зачем поступил как мальчишка?
Возможно, чтобы разобраться в себе.

Это место показала мне однокурсница Мари и сказала:
— Если посмотреть на солнце через эту сакуру, то Эйфелева башня исполнит твоё желание!
— Примета?
— Точнее моя выдумка.
Жизнь без чудес не та.
Иногда надо их просто выдумывать!
Курносая девушка задорно подмигнула…

Сейчас чудо мне бы не помешало!
Время идёт слишком быстро, а счастья нет.
Любимую вижу лишь по утрам и ночам.
После работы, часто срываюсь на неё.
Она плачет, и мне стыдно за себя!
Вижу, как наша любовь угасает, и ничего не могу сделать!
А без неё и дня не смогу прожить!

В голове мелькают мысли:
«Может даже хорошо, что меня уволят?»
Солнце совсем близко от земли, и, кажется, что, протянув руку, до него можно дотянуться.
Смотрю на него сквозь пышную крону сакуры.
Вдали видна Хранительница Парижа – гигантская, волшебная, причудливая палочка до неба, исполняющая желания.
Пора возвращаться в уютную гостиницу…
Прощай, моё солнце в сакуре…



 

 

02

Жул   Кэг

— Я не хочу улетать без вас! — плакал древесный мальчик.
— Ты должен жить ради своих братьев и сестры. Кэг, помни, вы сможете выжить на любой планете, если будете вместе!- наставляла мать, касаясь жесткими пальцами щеки сына, — Я люблю тебя!
Смотря, как цивилизация Жулов прощается со своими детьми, я с тревогой думал об их участи. Ведь земля может оказаться ядовитой для этих удивительных существ…
Любопытство — страшная сила, которая может разрушить твой мир, разорвать омут спасительного забвения. Всего день назад я жил на космическом корабле с экипажем и с детенышами народа Жул с планеты №555. Мы спасли их с родной планеты и везли на Землю. На нашей планете давно прошли те времена, когда инопланетный разум считался враждебным. Люди наконец-то открылись Вселенной. Высшие цивилизации обучали нас высоким технологиям, низшие звали нас на помощь. И вот ещё раз я спас младших братьев по разуму, не правда ли прекрасно?! Да, уж считать себя спасателем – круто. Но эта лишь моя иллюзия, красивая ложь ради собственного спокойствия.
Ежедневно я вставал, ел и шёл в зимний сад играть в шахматы с жулами. Они рассказывали мне о своей планете, а я о земле. Жулы — древесные люди, с неприкрытым мозгом, висящим бляхой из головы. Этот народ питался солнечным светом и водой, совсем как наши деревья. Их туловище напоминали плетеные корзины, а ноги были похожи на корни. Хорошо помню, как мы с Владом сколотили этот длинный ящик для детенышей жулов, взрослых спасти не удалось. Мы установили специальные лампы для обогрева и взяли малышей на попечение. Учили их говорить на земном языке и играть в шахматы. Умные и добрые малыши очень переживали, немногие пережили первую ночь. Эти необычные существа чутко реагировали на грубость, могли заболеть. Привязался к ним, особенно к Кэгу, который рассказал вот что:
— В одиночку мы умираем, для жизни нужна любовь.
— Всём нужна любовь,- улыбнулся я.
— Для нас, любовь как второе солнце, а для вас?
Мог соврать с три короба про земную любовь, но глядя в его черные глаза, не стал. А что я мог ему рассказать: что высокие технологии затемнили чувства? Что в семьях ведётся бессмысленная борьба за власть? Что земляне давно остановились в духовном развитии? Что я нашел свою истинную любовь всего на час, и которая до сих пор живет в моих мечтах? Я смолчал, а потом предложил ему съесть моего ферзя конём.
Всё шло своим чередом, пока я не заметил, что мы не летим. Члены экипажа на вопросы о земле не отвечали. Час, когда я узнал правду, вечно проклинаю. А правда, заключается в том, что я — человек без земли, который сам же уничтожил свою планету и чужую. Когда я отключил иллюзоры, то понял, что не один на корабле, в зимнем саду остался Кэг.
Сидел в плетёном кресле и наблюдал, как Кэг играл в шахматы сам с собой:
— Роман, а почему вы снова не включите иллюзоры?- его голос был похож на
скрип веток.
— Ты знаешь про иллюзоры?
— Конечно, вы их включаете, чтобы было легче жить. А где мои братья и сестры? Почему они все исчезли? — наивно спросил Кэг.
Он не понял ничего. Кэг выглядел юношей, но по интеллекту всё ещё оставался ребенком. «Как ему объяснить, что мы остались одни?»- мучительно думал я, а Кэг вопросительно смотрел. Взял его за руку:
— Понимаешь, малыш, наших близких больше нет. Нам нужно учиться жить без них…
Кэг замер и медленно закрыл глаза…



Весенний полдень. Освежающий ветерок играл в листве молоденькой ивы. На берегу небольшого озера стояла белая беседка, увитая плющом, в уютной тени которой, в очередной раз собрались студенты профессора Максима Романовича Загодина. А началось всё год назад: первокурсники приехали навестить любимого профессора, когда он болел. И с тех пор визиты на дачу стали, можно сказать регулярными. Беседы за чашкой чая стали доброй традицией.

В центре круглого стола, накрытого ажурной скатертью, стоял старинный расписной самовар. Румяные пирожки с сухофруктами лежали горой на медном подносе. Блюдца с вареньем, джемом и медом были щедро расставлены между корзинкой с фруктами и блинами.

Упитанный мужчина в сером жилете и в синих штанах. Небольшая лысина в венчике седых волос, доброжелательная улыбка, черные пронзительные глаза и короткие усики. Максим Романович выразительно читал о своей новаторской методике: «Три этапа создания рассказа».
— Ну, вот как-то так… — с улыбкой развел руками профессор и рассеяно похлопал себя по нагрудному карману в поисках очков.
— Классно! Быстро и просто! – обрадовался Константин, самый активный из студентов.
— Даже слишком просто! — нахмурилась рыжеволосая толстушка Лариса, — Получается, ни анкеты, ни схемы не нужны!
— Лариса, я этого не говорил, но каждому автору нужен свой путь. Согласитесь, у всех свой ритм жизни. Я просто ищу способ помочь начинающим писателем начать свой путь. Сейчас много книг по писательскому мастерству, а толку маловато. Вот, скажите, когда уходит, так сказать, муза — книги помогают?
— Музу придумали лентяи! — возразила Юлия, протянув руку за грушей.
— Не совсем точно. Люди просто придумали ещё один повод для лени, а муза не может уйти, она должна быть с вами постоянно, её можно приручить! — подняв указательный палец, поучительно заметил Максим Романович.
— Неужели, всё в писательстве так просто?! — удивилась Лариса, поставив на стол чашку с ароматным смородиновым чаем.
— Ага. Как в афоризмах! — улыбнулся Константин и подмигнул Ларисе.
Юлия небрежно поправила челку, и спросила:
— А зачем вообще нужны афоризмы?
— Афоризм — взгляд словами. Каждый уникален, и поэтому интересно узнать, как разные люди видят мир. Афоризмы помогают развить писателю авторский взгляд, – профессор важно водрузил на нос очки и, откинув голову, окинул взглядом собравшихся. — А давайте поиграем в афоризмы? Почему бы не устроить соревнование? Разбейтесь на пары. Первый загадает слово, второй скажет, через какое слово надо определить данное слово, первому нужно придумать афоризм! Понятно?
И, довольный своей идеей, Максим Романович потер руки.
— Да, а я буду играть с Осипом! — кивнула Лариса, — Да, Осип?!
Молчаливый юноша, сидящий возле самовара, кивнул и отвернулся. «Тоже мне фифа! Не пришла на свидание, заставила мокнуть под дождем и не извинилась! Ну, будут тебе афоризмы!» — подумал он.
— Ну, тогда вам и карты в руки! — профессор потянулся к пирожкам на краю стола и торжественно вручил угощение Ларисе.
Девушка кокетливо подмигнула Осипу:
— Счастье.
— Горе, — негромко произнес юноша.
Лариса нахмурилась и пробубнила:
— Счастье — дом без горя. Удача.
— Потеря.
— Удача — жизнь без потерь, — нашлась Лариса, запнулась, и загадала новое слово. — Любовь…
— Ненависть, — злорадно улыбнулся Осип.
Лицо Ларисы покрылось красными пятнами, и она выпалила:
— Любовь — ненависть разлук. Издевательство.
— Смех.
— Издевательство — смех над судьбой. Кактус…
— Коза, — Осип вошел во вкус и начал жонглировать яблоком.
— Осип, вы специально?- сердито спросила она.
— А то, так же интересно!- многозначительно он и откусил яблоко.
Лариса непонимающее хлопнула ресницами:
— Чём похожи кактус и коза?
Юлия выручила подругу:
— Костя, давай поиграем. Начинай.
Лариса смотрела на друга и не понимала, зачем Осип устроил этот цирк? «И почему не пришел на свидание? Может он другую встретил?»- загрустила она.
— Кино, — сказал Костя.
— Пионер, — вздохнул Осип.
— Иллюзион,- откликнулась Лариса.
Осип и Лариса встрепенулись, тихо захихикали, поняв, что они вчера были у разных кинотеатров.
— Кино — пионер иллюзий, — на автомате ответил Костя, потом почесав в затылке, спросил, — Стоп, а с кем я играю?



374px-Aesop_and_Cupid

Купидон — лукавый почтальон любви.

Темноволосая девушка в бежевом халате сидела за столом и смотрела в окно, украшенное морозными узорами. Её ладони с синими ногтями грелись об кружку горячего шоколада. Она протянула руку к батарее и недовольно сморщила нос:
— Что за безобразие?! Среди зимы отключают отопление!
Девушка, поёжившись, отхлебнула обжигающий напиток. Из коридора послышалось:
-Бры, как холодно! Нонна, тебе посылка!
Нонна клацнула кнопку электрического чайника, машинально поправила самодельную открытку, приставленную к хлебнице, побежала в коридор.
— С праздником, мамуль! — она чмокнула мать в щеку, — От кого мне посылка?
— Не поверишь — от Купидона! Наверно, твой Шурик постарался!
— Пойду, открою!- радостно пропела она и схватила легкую коробку, — На столе моя валентинка!
Женщина обняла свою доченьку и ласково прошептала:
-Спасибо, милая!

Нонна с легким румянцем на щеках, села на диван и принялась разворачивать подарок. Под оберткой нашла валентинку с необычными стихами:
Ночью в парке городском,
Кинь клубок перед собою,
И найдешь любовь свою!
Девушка с любопытством заглянула в коробку и нашла клубок красных ниток, «Неужели, это от Шуры? Он у меня такой практичный! Хотя он знает, что я люблю сюрпризы. Может он приготовил особый вечер, на котором сделает предложение!» — с надеждой думала она и машинально взяла его в руку: «Теплый, как странно?!» Замигал сотовый, на дисплее высветилось: «Любимый » Смуглое лицо Нонны украсила нежная улыбка:
— Привет. Как ты хорошо придумал с подарком! Я заинтригована!
— Что за подарок? Никаких подарков, я не посылал! Будь готова к семи, я заеду за тобой!
Нонна сникла, но чтобы не портить День всех влюблённых, протянула:
-Ладно. Люблю тебя! До вечера!
— И я тебя. Целую. — как-то буднично произнес он.
Отключив телефон, сердито прошептала:
-Циник!
Внимательно прочитав записку ещё раз, девушка, сморщив лоб, задумчиво пробормотала:
— Кто же тебя прислал?
Из коридора послышался бас её подруги — Киры, Нонна опомнилась и стала одеваться.

Городской центр в час пик, был полон шума и суеты. В воздухе сновали воздушные шары в форме сердечек. Какой-то мужчина нес роскошный букет роз. Морозный холодный ветер играл с мехом на воротниках прохожих. Подруги шли с тяжелыми пакетами из торгового центра. Кира накупила всего для романтического ужина с мужем, а Нонна — прелестный пеньюарчик для ночи любви. Усталые, но довольные, они сплетничали о мужчинах. Нонна рассказала подруге о странной посылке, на что та ответила:
— Глупышка! Ясное дело, Шура готовил тебе сюрприз, а ты его испортила!
Мимо них пробежал белокурый мальчуган и задорно подмигнул Нонне. Девушке показалось, что она его уже где-то видела.

Нонна недоумевающее оглянулась и увидела, что возле его ног скакали клубки разноцветных ниток. «Что за…». Из мечтательности вывел недовольный голос Киры:
— Нонна, ты меня слушаешь?
— Да, — растеряно произнесла Нонна, стараясь не упустить из виду «Повелителя клубков»
-Что с тобой? Я тебе говорю, зайдем в кафе, а ты- ноль эмоций! Нонна, ау!
Кира энергично дернула задумчивую подругу к крыльцу кафе. Нонна потеряла мальчугана из виду.
— Да что с тобой? Кого ты там увидела?
— Никого. Просто задумалась! Зайдем скорее, я замерзла!
А сама подумала: «И всё-таки, жаль, что клубок не от Шуры!». Подруги зашли в уютное светлое помещение. За столиками сидели влюбленные парочки, кто-то смеялся, ходили официанты. К девушкам подошел парнишка в фартуке и предложил пойти за свободный столик. Нонна взглядом зацепилась за целующуюся пару, мгновением позже, поняла, что это её Шура! Девушка, закусив губу, решительно подошла к ним:
— Привет, Шура, и что это значит?
— Саша, кто это?- нахмурилась русая незнакомка, отдернув руку.
— Никто, — глухо ответил он, — Видимо, девушка обозналась.
— Как, никто? — завелась Нонна, нависнув грозой над бабником, и выпалила, — Я твоя девушка!
— Это я его девушка…-растерянно произнесла она и заглянула в глаза ухажеру.
-А он -подлец!- подытожила Кира, подошедшая к ним.
Саша посмотрел на девушек и начал что-то выискивать в чашке кофе. Увидев Александра в ином свете, девушка подумала: «Да какого черта, он мне вообще сдался?» Нонна с разочарованием отстранилась, взяв подругу под руку, заявила:
-Мне всё ясно. Мы уходим.
Когда они отошли от столика, Кира прошептала:
— И ты так просто сдашься? Откажешься от любви?
Нонна, закрыв глаза, прислушалась к себе, на душе почему-то стало легко, как будто сбросила тяжелую ношу, глубоко вздохнув, ответила:
— А любовь ли это…
— Вы же встречались два года!
— Знаю, — уныло пробубнила она.
Кира обняла свою незадачливую подружку:
— Да, ну этих мужиков! Пойдем, по пивку возьмем!
— Нет, я хочу домой.
— Ладно.

Нонна рассказала обо всём маме и заперлась в своей комнате. Нонне не хотелось никого ни видеть и ни слышать, в душе была пустота. Она вытащила запрятанную коробку конфет, врубила «Yiruma» и села на диван. За окном шёл снег, «Как нелепо, расставаться в такой день!» — подумала она, — «Хотя и наши отношения были сплошной глупостью!» Девушка смотрела на падающие снежинки, и только через какое-то время, поняла, что шепчет те стихи:
Ночью в парке городском,
Кинь клубок перед собою
И найдешь любовь свою!
Нонна вспомнила того мальчишку с клубками и встрепенулась. «Кто это был? Таких совпадений просто не бывает!» — мелькнула мысль.
— Купидон, — вслух сказала она и испуганно прикрыла ладошкой рот.
Постояла в нерешительности над коробкой:
— Спятила! Точно спятила! — хмыкнула Нонна, осторожно взяв клубок в руку.
«Хм, обычный клубок ниток! И к тому же купидоны используют стрелы, а не нитки!» — размышляла девушка, усаживаясь за компьютер. Она забила в поиск фразу «Купидон с клубком» и, разумеется, ничего не нашла. Успокоившись, зашла в «контакт» и увидела одно сообщение от анонима…Черно-белую фотографию каких-то ворот с двумя статуями, одна изображала человека, другая купидона с клубком ниток. Нонна икнула от удивления, «Вот тебе и Амур!»

Во время ужина родители Нонны выглядели притихшими. Зажженные свечи горели как-то тускло и одиноко, в столовой царил полумрак и молчание. Отец сидел хмурый, мама иногда посматривала на дочь и тихонько вздыхала. Нонна не выдержала:
— Перестаньте! Я просто рассталась с парнем, что тут такого?
— В прошлый раз, ты неделю ничего не ела…- пробурчал отец, терзая вилкой отбивную, — Вот завтра поеду к нему…
— Стоп, пап, не надо никуда ехать. Из-за него страдать не собираюсь, — заявила девушка и нежно погладила отца по щеке, — У меня есть вы, чего мне ещё желать?
— Тебе нужна семья, — вздохнула мать и взяла её за руку, — Одиночество — страшная вещь.
— Знаю, — протянула Нонна, почувствовав слёзы на ресницы, — Я найду свою любовь!
Падающие снежинки покалывали щеки, Нонна шла на встречу с судьбой. «Мне уже тридцать лет, а семьи нет…» — с грустью думала она, — «Почему-то в душе пусто, и уже давно! Даже рядом с Шурой чувствовала себя одинокой. Я хочу быть счастливой!». Шальной снег касался её лица, и налипал на мех воротника, она чувствовала себя девочкой, ищущей клад жизни. Светил фонарь, и сугробы волшебно искрились. Откинув капюшон, сняв варежку, девушка принялась ловить снежинки. Ей захотелось танцевать под падающими хлопьями. Она задорно закружилась, расставив руки в стороны, пока не упала. Торжественную ночную тишину бесцеремонно нарушил её смех. Нонна начала подкидывать снег, вдруг нащупала круглый предмет, пригляделась — клубок, с трепетом засунула руку в карман — её клубок лежал там. Нонна подскочила и огляделась. Из темноты вышел невысокий парень и представился:
— Павел.
От бархатистого голоса, девичье сердце заколотилось:
— Ваш клубок?
— Да! Вы всегда танцуете под снегопадом одна?
Нонна смутилась, приглаживая волосы. Он подошел и взял её за руку:
-Станцуем вместе?

Любовь – две разноцветные нити в клубке жизни.