СВАДЕБНОЕ ТАКСИ

Так ярки ленты  на капоте!

Таксист и ловок, и умел,

А кажется на повороте

Капотом   радугу задел.

Летит такси сквозь птичьи трели,

Ероша ветерком цветы…

Неужто слезы заблестели

Под белым облачком фаты?

Такси, такси, убавь ретивость,

Попридержи своих коней,

Невеста, видишь, прослезилась,

Всё машет юности своей

            Дороже места  нет на свете.

            Река. Тропинка. Старый сад.

            Уютно, как цветку в букете,

            Ей было здесь, в кругу девчат.

            Бывало, летом за станицей

            Восход прольется в родники-

            Наклонишься воды напиться,
О губы чиркают мальки.

            Здесь дом родной. Войдешь – прохладой

            В июле веет от земли:

            Густые плети винограда

            Под крышей солнце оплели

            А в сумерках, в кипеньи  весен

            Плывет скамья сквозь лунный свет,

            И с веток, словно пена с весел,

            Дымится яблоневый цвет.

            И слез невеста не стыдится,

            И нежен шепот у виска…

            Летит такси, летит к станице,

            Что незнакома её пока.

            Конечно, быть ей там  счастливой

            Гляди, невеста, веселей!

            Но молодые ветви ива

            С тоскою тянет вслед за ней!

@Шимко Леонид Иванович



Родная хата. Под кубанским  небом

            Она стоит в прозрачной тишине,

            Где речка- безымянка в белых вербах

            Качает свой кораблик на волне.

            А вот и  я. В руке сухарик крепкий.

            Что от «зайчишки» принесен отцом,

            Ах, как он пахнет луговой сурепкой

            Колосьями и тракторным теплом.

            Потом война. Бьет вражья самоходка.

            А хата всё стоит среди полей

            И так похожа крыша  на пилотку,

            Надвинутую резко до бровей.

            Сегодня хаты нет…смыкаю веки

            И вижу лишь подсолнухи кругом.

            А мне всё светит лампа –трехлинейка

            С заклеенным газетою стеклом.

@ Шимко Леонид Иванович



Ты, как ручей. Ни шума, ни волны.
Но в час полива по- над берегами
Твоей прохладой копанки полны,
Прикрытые от солнца лопухами

Когда наплыв полуденной жары
Сжигает листья мяты и осоки,
На огурцах – пупырышки бодры,
И помидоры – надувают щеки.

Пусть неприметна, льешься не спеша,
Но я целую, вставши на колени,
Причесанное гребнем камыша
Твое простоволосое теченье.
@Шимко Леонид Иванович



                   Давным-  давно был этот случай,

                        Царица свой держала путь,

                        И здесь, у малкинских излучин,

                        Ей захотелось отдохнуть.

 

                        И  вот хатенки-старушонки,

                        Гусиный   гам, шмелиный звон.

                        Как флаги,  развернув пеленки,

                        Навстречу выплывал кордон.

 

                        Но где же низкие поклоны?

                        Сиянье благодарных глаз?

                        Одни дворняги увлеченно

                        Встречали царский тарантас.

                       

                        Нес кто-то груз, пружиня плечи.

                        Не замокал кузнечный звон…

                        И за прохладность  этой встречи

                        Кордон  Прохладным наречен.  

@Шимко Леонид   Иванович   



Что так лица светлы спозаранку

                        У моих хуторян?

                        А идем мы  к тетке Марьянке

                        Просто делать  саман.

                        На стожке включена «Спидола».

                        Шум и гам   до небес.

                        Ну-ка, бабы, за пояс подолы

                        И немедля в замес.

                        Ведра черпают в запруди

                        Чтоб у ног расплескать…

                        И пошли приплясывать груди

                        И сережки мерцать

                        А мужчины породисты, в силе,

                        Под загаром густым,

                        Будто они солнце носили

                        Да измазались им.

                        Начинай! Глины рыжие комья,

                        Рассыпаясь, летят.

                        Золотые лучи соломин

                        Под ногами хрустят.

                        Самый  хмурый сегодня весел.

                        Разошлись остряки.

                        Искры смеха сияют в замесе,

                        Ас замесом — в станки.

                        Вечереет. Расправили плечи.

                        Аппетит не унять.

                        И спешим мы перцовкой обжечься.

                        И посолоцевать.

                        Кто-то тронул меха баяна

                        И веселье пошло…

                        Знаем, в холод у тетки  Марьяны

                        Будет  в  хате тепло!

@Шимко Леонид Иванович



                        Казачка песню затянула

                        Легко, как будто невсерьез,

                        Как будто  веточку качнула,

                        Прогнувшуюся от стрекоз.

                        И  я услышал робкий шелест

                        Там, за околицей села –

                        То, по-лебяжьи выгнув шеи,

                        Пшеница  в новый   день плыла.

                        Потом она окрепла, песня,

                        Взметнулась, споря с высотой,

                        И  я теперь простор  окрестный

                        Увидел с гребня песни той.

                        Как хороша земля – любуйся:

                        Шумливой речки  поясок,

                        С зерном машины, словно бусы

                        На белых ниточках  дорог.

                        Поет казачка. Жаркий голос

                        Летит до кромки белых гор.

                        И   под бровями лесополос

                        Светла голубизна озер.

@Шимко Леонид Иванович



Стоит январь. Однако

Дороги развело.

И на лужайке травка

Поверила в тепло.

Пошла в простор безбрежный,

Пошла, что было сил

И в стеблях нежно-нежно

Светился хлорофилл.

Но вновь пахнуло стужей,

Снег падает, кружа,

Блеснула льдинка в луже,

Как лезвие ножа.

Ершится иней колко,

Метель белым – было.

Пускай трава – недолго,

Но искренней  была.

@Шимко Леонид Иванович



Лежат мальчуганы голые,
На пляже, как на сковороде,
Как мячики, детские головы
Носятся по воде.

Вдруг эти… с матерщиною.
Татуированных косяк…
Эх, будь я сейчас мужчиною –
Они бы запели не так.

Но медлят мужчины. Странно.
Как будто пробки в ушах.
Встал лишь учитель Демьянович
И сделал решительный шаг.

Вздрогнули белые- белые
Пряди волос у виска…
— Да что ты, Демьянович сделаешь?
И сила не та, и рука!

Ты посмотри, как бешено
Смотрит с груди орел…-
Но, кулак и побелевшие
Сжимая, учитель шел.

Я видел: компания пятится,
Медные встали мужи
Но дальше — дело десятое,
Я первой минутою жил.

Что было, я видел заново:
С гневною складкой на лбу
Учитель Иван Демьянович
Входит в мою судьбу.

 @Шимко Леонид Иванович



Пес побрехал и смолк, усталый.
Померк румяный небосклон,
В объятьях земляного вала
За речкой задремал кордон.

Лишь посреди июльской ночи,
Вглядишься — видно за версту,
Казак об камень шашку точит,
Швыряя искры в темноту.

Да в сумерках за куренями
Смех раскатился и затих –
В копне пшеничными усами
Щекочет милую жених.

Вдали всё ярче молний вспышки,
Но безмятежен всплеск реки –
Во тъме сторожевые вышки
Как поднятые кулаки.



У речки, что зовется Малкой,
Где у циркад лихой мотив.
В светлозеленых полушалках
Застыли хороводы ив.

А там за клином тополиным,
Не разберешь издалека, —
То ли туман плывет лощиной,
То ли пасутся облака.

Мчит Малка по- казачьи резко,
О чем-то жарко говорит.
На голубой её черкеске
Упругой зыби газыри.
@ Шимко Леонид Иванович