Возле окна стояла женщина в сером пышном платье и задумчиво смотрела на  снегопад.
— Матушка, расскажи о  снежных драконах?- попросил темноволосый мальчуган, поудобнее  усаживаясь в постели.
Княгиня, подойдя к высокой кровати, украшенной резными фигурками драконов,  заботливо подоткнула одеяло  и, слегка улыбнувшись, покачала головой:

—  Пора спать.
Княжич Яков резко вскочил и крепко обнял мать. Милиса поцеловала сына в макушку и присела на краешек кровати:

— Снежный дракон мог бы поместиться в твоей ладошке. Эти удивительные существа обладали целительным  даром и умели управлять временем. Раньше они покровительствовали нашим славным предкам, но сейчас их почти забыли…

— Но, я ведь — верю, я ведь — помню! А ты?  — возмутился Яков, вопросительно всматриваясь в лицо  матери.

—  Конечно, верю! — смутилась Милиса, — Тебе давно пора спать.
Княгиня укрыла сына и вновь поцеловала Якова.

 

Мальчик уснул. Милиса никак не решалась покинуть спальню сына, чувствуя непонятную тревогу. Она быстро прошлась по комнате, нервно  теребя косу. Вспоминая, торжественный обед в честь брата  мужа – князя   Ратмир, Милиса заметила, что гость ведёт себя слишком вызывающе. Но князь Любомир в младшем брате души не чаял и  смотрел на его вольности, как на детские шалости. «Зачем Ратмир приехал в гости к брату с такой большой свитой. Три сотни воинов! Зачем!?» — размышляла она, садясь в кресло. Милиса хотела поговорить об этом с мужем, но тот лишь махнул рукой заявив:

— Мой брат завтра уедет! Неужели, ты не можешь потерпеть его всего один вечер?

— Неужели, Ваше Величество не заметил, что князь в последнее время очень изменился? – она с тревогой смотрела в любимые серые глаза.

— Милиса, оставь! — раздражённо бросил Любомир.

Княгиня склонила голову:

— Как  скажите, Ваше Величество…

Женщина уселась в кресло, глядя на спящего сына, и думая о том, что

хорошо бы завтра под каким-нибудь предлогом отослать Якова к сестре. Незаметно для себя Милиса задремала. Проснулась от какого-то толчка в груди. В комнате было темно — свечи погасли, а окно было открыто. Княгиня с тревогой в сердце подошла к окну. Снизу доносились крики и бряцание оружия. Вооружённые люди с факелами бегали по площади. Кто-то кричал, слышался плач и ржание лошадей. Отшатнувшись, Милиса побледнела и зажала рот рукой. В дверь постучали тихо, но требовательно:

— Ваше Величество! – послышался тихий испуганный голос служанки.

Княгиня подбежала к двери и впустила её внутрь.

— Что? Что случилось?

—  Убили… — еле вымолвила, дрожащая от страха, Ярослава.

И не нужно было уже спрашивать: «Кого?» Милиса все поняла. «О, нет! Нет!!!» — пронеслось.

— Я так и знала, так и знала… — шептала она, судорожно прижимая руки к груди.

— Ваше Величество! Нужно бежать!

— Да… Бежать… — непослушными губами повторила княгиня, медленно оседая на пол.

Но мысли о сыне заставили ее собраться.

— Нужно Якова вывести отсюда!   — хватаясь за руку служанки, почти прокричала она.

В дверях появился Остап. Немолодой воевода, правая рука и советник  князя, быстро подошел к  женщинам:

— Ваше Величество…

— Я всё знаю… Остап, Якова надо спасти!
— Под замком есть подземный ход,  ведущий  в лес. Я выведу вас из замка, но

нужно спешить. Охрана еле сдерживает  врага на лестнице.

Подтверждая  его слова, из коридора донеслись крики и лязг железа.

— Да…
Ярослава уже торопливо одевала сонного мальчика, который тёр глаза и не понимал что происходит:

— Мама…

—   Яков, сынок, просыпайся скорее, нам нужно уходить, — шепнула она сыну.

—   Что случилось?  — испуганно прошептал княжич.
Княгиня судорожно вздохнула и присела на корточки перед сыном:

— Яков, я тебе потом все объясню. А сейчас мы должны бежать как можно дальше отсюда.
Яков растерянно посмотрел на мать и серьёзно не по-детски спросил:

— Случилась беда?

— Да, сынок… Случилась…

—  Может, снежные драконы помогут …

—  Может…- тихо произнесла княгиня.

Крепко взяв сына за руку, она шагнула в тёмный проход за гобеленом.

Впереди шёл Остап, освещая факелом тяжёлые каменные ступени. А за спиной  княгиня слышала торопливые шаги служанки.
Яков испуганно озирался по сторонам, но шёл, молча, крепко держась за руку матери.
Казалось, что эти ступени никогда не закончатся.  Наконец, они дошли до широкого зала, из которого вели несколько ходов:

— Это наше спасение, — проговорил верный Остап.

— А как же погоня? Ведь они найдут этот ход, — от усталости и горя, голос княгиня звучал глухо и хрипло.

— Только один ход верный. Остальные -ловушки. И только я знаю, который из них настоящий. Поэтому Его Величество приказал мне бросить его, когда на него  напали, и спасти вас любой ценой.

Глаза Милисы наполнились слезами.

Где-то  далеко послышались голоса.

Осип прислушался, затем подошёл к одному из проходов и махнул рукой:

— Впёред…

Беглецы спешно двинулись вглубь тайного лабиринта.

Сколько раз они сворачивали и меняли направление, княгиня не знала. Она полностью доверилась Остапу, который не единожды спасал жизнь её супругу.  Через какое-то время пришлось остановиться.  Яков совсем выбился из сил. Хорошо, что Ярослава захватила при побеге немного сыра и воды. Милиса была ей очень благодарна.

Затем, после длительного перехода, они подошли к ступенькам, похожим на те, по которым они спускались.

— Почти дошли, — Остап  остановился, чтобы сменить затухающий факел.

— Хорошо… — выдохнула Милиса.

Секунду подумав, воевода протянул факел Ярославе. Бедная девочка еле держалась на ногах, но послушно взяла его и пошла вверх по лестнице. Воевода бережно взял княжича на руки, который  крепко обхватил его за шею. И они отправились вверх по каменным ступеням.

Когда беглецы подошли к массивной двери, воевода дал служанке  медный  ключ. С трудом сняв замок, девушка открыла дверь. Дунул свежий, морозный ветер. Остап вынес мальчика и подал руку княгине. Сзади   послышались крики, шаги,  воевода зло процедил:

— Всё-таки нашли, сволочи… Ярослава, быстрее!

Девушка, вскрикнула, и побледнев, упала на землю.  Из её спины торчала стрела.  Княгиня зажала рот рукой, Остап быстро оттащил умирающую Ярославу от двери и поспешно захлопнул ее. Старый железный засов проскрипел – ход был закрыт.

— Ваше Величество, её уже не спасти…  А если задержимся, нас догонят.

Княгиня растерянно заморгала, взяла сына за руку:

—  Надо добраться до моей сестры…

-Ваше Величество, в первую очередь вас будут искать именно там! Нужно идти

на север к моему дяде графу Борису, он нам поможет. Но пока надо переждать в укромном месте.

Заслышав шум, беглецы бросились в сторону темнеющего леса.

 

Милисе казалось, что они вечно бредут по заснеженной чаще. Она с опаской смотрела по сторонам, ни на минуту не выпуская ладошку сына. Мальчик, спотыкаясь, с трудом шёл  по сугробам, но не плакал.  Вечерело. Мороз крепчал.  И когда воевода вывёл их к старой хижине лесника, княгиня облегченно вздохнула. Яков совсем выбился из сил, и, последние полчаса Остап нес его на руках. Хижина была старая, но крепкая. Якова трясло, он пожаловался:

— Холодно!

В глубине комнаты Милиса нашла одеяло, сшитое из шкур, и укутала сына.

Остап  разжёг огонь и устроил княгиню с сыном возле очага. Затем воевода подогрел остатки похлёбки и подал Милисе:

— Ваше Величество, вам надо поесть и набраться сил. Путь будет неблизкий.

Княгиня благодарно кивнула. Яков робко спросил:

— Где папа?

Милиса тихо застонала, а Остап сказал:

—  Крепитесь, Ваше Высочество. Ваш отец был убит, но даже в последние минуты жизни, он думал о вас. Вы вырастите и отомстите за  него!

Прильнув к матери, мальчик горько заплакал. После скудной трапезы, Милиса и Яков беспокойно уснули на узкой лежанке. А Остап улёгся возле дверей.

Женщину разбудили мужские голоса:

— Это правда, княгиня  с княжичем?

Милиса открыла глаза и  повернула голову. За столом сидел бородатый мужчина в тулупе и недоверчиво смотрел на Остапа.

— Разуй глаза! Я не мог привести сюда изменников княжества! – сердито процедил Остап, резко хлопнув ладонью по столу.

— В городе говорят, что ты тоже изменник… — медленно проговорил мужчина.

Мощная рука воеводы дернулась к мечу, лесник поспешно добавил:

— Но я тебе верю. Вам надо уходить, за ваши головы назначена награда. А если вас найдут здесь, то и  мне не сносить  головы.

Лесник помог им собраться, поделился съестными припасами и хмуро проворчал:

—  Всё, что есть.

Остап взвалил на плечи мешок с провиантом, они вышли из хижины. Милисе не понравился этот угрюмый мужчина и когда они отошли подальше, она осторожно спросила:

— Он же нас не выдаст?

Воевода с тревогой оглянулся:

— Надеюсь, что нет,  — в его голосе слышалась неуверенность, — Но лучше нам  поспешить.

—  А  разбойники тут есть?

—  Да. Поэтому нужно продвигаться быстро и тихо.

 

 

 

Они шли целый день. Иногда воевода нёс Якова на руках и тот спал. Княгиня изнемогала от усталости, но запретила себе даже думать об отдыхе. К вечеру они вышли на равнину. Милиса посмотрела на алый закат и ещё крепче прижала к себе сына. К ним подошёл воевода и сказал:

—   Ваше Величество, вам нужно отдохнуть. Я сумею вас защитить.

Княгиня осмотрелась и кивнула. Мужчина срубил несколько веток, разжёг небольшой костёр, и достал куски вяленой оленины  с хлебом. Яков устало зевнул и спросил:

— Когда мы пойдём домой?

— Не знаю, — печально произнесла Милиса.

Она, вглядываясь в пламя костра, бережно перебирала в памяти счастливые моменты.

 

…   По крыше кареты барабанил дождь. Княжна Милиса пыталась сквозь водяные струи разглядеть свои будущие владения. Постоянно теребила амулет, подаренный матушкой, с тревогой думала: «Смогу ли я  полюбить  будущего мужа?». Карета остановилась.  Темноволосый, мужественный юноша подал ей  руку, а она  смущенно улыбнулась, поправив плащ, и отдала этому незнакомцу своё сердце …

 

 

Усталый голос воеводы вернул Милису к реальности:

—  Ваше Величество, вам нужно поспать.

Яков уже заснул на её руках.

— Хорошо,-  вяло кивнула женщина и  придвинулась поближе к огню.

Но поспать княгине не удалось. Остап вскочил на ноги, услышав стук копыт:

— Бегите! – крикнул старый вояка, выхватив меч.

Милиса перебросила котомку через плечо, схватила в охапку сына и побежала.

 

Остапа окружили, к нему подъехал Ратмир в алой накидке.

— Ну и где княжич?- растягивая слова, спросил он.
—  Предатель! — зарычал воевода и замахнулся мечом.

И в тот же миг его мощную грудь пронзило копьё. Остап из последних сил яростно прошипел:

-Братоубийца…

От ярости Ратмира  побагровел, резко натянул поводья и приказал:

— В погоню!

Сердце Милисы сжалось. Ужас на миг овладел ею, но увидев перепуганное лицо сына, она прокричала:

— Держись!

Прижимая к себе Якова, Милиса неслась, сама не понимая куда. Вскоре она выбежала на поляну, залитую лунным светом. Тяжело дыша, женщина посмотрела назад и с облегчением, поняла, что погони уже нет.

 

Переждав, пока всё стихло, княгиня и княжич отправились  на север. Через два дня Милисе стало ясно, что они сбились с пути. Яков  больше не хныкал. События последних дней  сильно изменили мальчика, он старался вести себя  как мужчина. Однажды они  остановились возле одинокой берёзы. Усевшись на холодный снег, женщина вытряхнула из котомки последний кусок хлеба и протянула его сыну:

— Медленно жуй.

Облокотившись о ствол, Милиса устало закрыла глаза. Съев хлеб, Яков обнял мать. У женщины не осталось надежды, она уже давно выплакала все слезы. Княгиня с ужасом понимала, что они погибнут от голода, но не знала, как спасти сына. Яков стал собирать   ветки для  костра,   как это   делал Остап. Подходя  к ели, княжич заметил на заледеневшей ветке, две голубые бусинки, которые смотрели на него. Внимательно приглядевшись, он увидел  обладателя пристального и грустного взгляда — маленькую крылатую ящерицу, жемчужного цвета. Яков с волнением  шепнул матери:

— Матушка, смотри снежный дракон!

— Яков, сейчас мне не до сказок! — вздохнула Милиса и встала, — Давай  попробуем  развести  костер.

Княжич осторожно подошёл ближе:

— Неужели, ты его не видишь? Лети сюда, малыш!

Милиса ахнула, когда на ладошку сына село крошечное существо с кружевными крылышками. С её синих губ вырвался хриплый крик:

— Помоги!

В голове послышалось шипение:

— Для этого, я тут! Мы можем вернуть вас в прошлое…

Малютка перелетела на плечо королевы и заглянула в глаза.

— Мы?  — переспросила женщина.

— Я в одиночку не смогу, но в Драконьей Пещере нас много! Я вас отведу!

Княгиня в нерешительности уставилась на маленького дракона. Жизнь приучила её  не  верить, ни в снежных драконов, ни в чудеса. Вдруг женщина поняла, что они никогда  не дойдут до дяди Осипа. Она закрыла глаза и представила на миг своего Любомира, живым. Слёзы появились на ресницах, и она жалобно вскрикнула:

— Отведи, пожалуйста… Я больше не могу…

Она заплакала. Яков долго смотрел на маму, потом обнял её:

—  Мамочка, всё будет хорошо! Снежный дракон нам поможет!

 

Милиса и Яков шли за летучим проводником до самого вечера. Упали сумерки, и    снежный дракон слегка заискрился, королева напряжено вглядывалась в темноту.      Услышав, шум  в  кустах, они    побежали. Свет факелов ослепил княгиню, их окружили  мужчины с топорами  и с кинжалами. Хриплый голос прогремел:

— Кто вы?

— Я жена боярина Славомира, а это его сын! Мы заблудились, и мой муж будет благодарен вам! — Милиса старалась, чтобы её голос не дрожал.

Бородатый мужчина грубо развернул её лицом к себе, придирчиво осмотрел и вынес свой вердикт:

— Ты врёшь! Связать их!

Яков замахнулся на разбойника палкой, но тот увернулся, и  пнул мальчика в спину. Милису с Яковом крепко связали и бросили к большему валуну.

—  Ваше Величество… — послышалось в темноте.

Милиса узнала голос бывшего княжеского  советника Ведагора, которого за измену приговорили  к смертной казне. Яков обиженно засопел, ударившись коленкой  о камень.

—  Не удивительно, что  Ратмир тебя отпустил! Предатель! — со злобой проговорила Милиса.

— Не отпустил, я сам сбежал. Ваше Величество, я и вправду не знал, что вино было отравлено.   Я хотел сообщить вашему мужу о планах его брата. Нужно выбираться отсюда…

— Матушка, где дракончик?

Испуганный княжич стоял  на коленах перед матерью, и  медленно оглядываться.

— Яков, тихо, — шепнула она сыну, незаметно пытаясь ослабить веревки, ища глазами их маленького спутника.

«Неужели, он нам померещился от голода и холода!» — с горечью подумала Милиса и обратилась к  соседу по несчастью:

— Может, у вас есть план?

— На рассвете  сбежим… — шепнул Ведагор.

Разбойники сидели у костра, играли в кости, пили вино, делили добычу. Одноглазый     мужчина рыгал и портил воздух, двое бранились из-за драгоценного ожерелье, отнятого  у Милисы. Полночи они пировали. Хмельной напиток свалил их в сон, лишь двое держались начеку. Увидев, что разбойники заснули, Ведагор начал развязывать верёвки на руках княгини и княжича. Перед глазами Милисы замаячил снежный дракон:
— Ратмир едет сюда!

Послышался топот копыт. Разбойники вскочили на ноги, обнажа кинжалы и топоры.  Из кустов  выскочили  воины Ратмира и началась битва. На пленников уже  никто не  обращал внимания. Ведагор мгновенно схватил Якова за руку и потащил куда-то, мальчишка упёрся и испуганно простонал:

— Нет…

Милиса бросилась следом, умоляющее крикнув:

— Ведагор, не делай этого! Докажи, что ты не предатель!

— Ваше Величество, я был верен вашему мужу, но сейчас я могу спасти свою  жизнь…

Снежный дракончик присел на плечо к Ведагору, но тот этого не заметил, а замер в нерешительности.

—   Пустите меня…- еле слышно попросил Яков.

Мысли смешались в голове Ведагора и он отпустил княжича:

-Ладно, бегите, я вас прикрою.

Милиса на бегу схватила за руку сына и побежала за драконом.

 

Вскоре разбойники разбежались, но их пленник — седеющий, статный мужчина                        даже не собирался бежать. Ведагор чинно сидел на валун. Его окружили воины, которых советник одарил усталым взором. К нему подъехал новоиспечённый князь и приставил  меч к горлу советника:

— Предатель, тебя ждёт страшная смерть!

Ведагор медленно проронил:

— Твои  воины не убили княжича…

Смуглое лицо предателя передёрнулось, он и с усилием выдавил:

-Хорошо, я тебя отпущу. Говори, где они?!

 

 

«Всё-таки предал!» — подумала княгиня, заслышав позади конный топот. Они вышли к замёрзшему водопаду, где через застывшие струи виднелся вход в пещеру.

— Быстрее! Они уже близко! — поторопил дракончик.

Милиса и Яков осторожно шли по толстому льду к входу. Их ноги скользили, они падали,   но  всё равно вставали и шли дальше.

Почти добравшись до пещеры, Милиса замешкалась и оглянулась, к водопаду приближался Ратмир с войском.  Милиса увидела летящую стрелу. Женщина почувствовала в плече дикую боль, втолкнув Якова в пещеру, стала оседать на землю. Яков испуганно крикнул:

— Матушка!

Дракон прошипел:

— Ей нужно помочь!

Яков помог маме войти в пещеру. Со всех сторон к ним слетелись снежные драконы. Милиса, закричав от боли, рухнула на землю, Яков обнял мать и горько заплакал. Сказочные существа облепили Милису и Якова. Окровавленная стрела как будто растворилась от прикосновения их крылышек. Жгучая боль в плече исчезла. Милиса ощутила покой и  счастья. Она закрыла глаза.

 

Звук горна заставил Милису  вздрогнуть  и  открыть глаза. Она стояла у окна. Горн возвещал о приезде Ратмира. Яков сонно приподнялся и пробубнил:

—  Матушка!

— Спи, ещё рано! — дрожащим голосом произнесла она, повернувшись к

нему.

Княжич уже закрыл глаза. Ярослава дремала на стуле, но тут, же проснулась, когда Милиса склонилась над ней и напряжённо сказала:

— Ярослава, побудь с княжичем!

 

 

 

После торжественной части встречи, Любомир пригласил брата на пир. Милиса не удержалась и прильнула к мужу:

— Я вас люблю…

-Я тоже… Но что с вами? Вы дрожите как осиновый лист!

Уловила подозрительный взгляд Ратмира,  Милиса заставила себя снисходительно улыбнуться:

— Ничего страшного. Просто устала.

 

Княгиня тайком подозвала Остапа к себе и приказала следовать за ней в библиотеку.

—  Ваше Величество, что-то случилось?  — с тревогой спросил  воевода.

— Да. — кивнула она, нервно кусая губы, и не зная с чего начать.

Воевода, как всегда, преданно смотрел на королеву. «Что ему  сказать?» — думала она, усаживаясь в кресло:

-Возможно, вы мне не поверите, но выслушайте меня…

 

Тёмной ночью к княжеской горнице, крались вооружённые люди.  Ратмир остановился  напротив дверей, и бесшумно вынул меч из ножен. Тут дверь распахнулась, на пороге стоял  свирепый Остап, который прорычал:

-Измена!

За его широкой спиной стоял князь с княгиней.  На подмогу воеводе уже спешили стражники.  Мятежники поняли, что их окружили  и отпустили мечи. Любомир непонимающе смотрел на брата:

— Зачем?

Ратмир угрюмо смолчал.

 

Майским, тёплым утром, Остап боролся с княжичем  на деревянных мечах в королевском саду. Милиса  и Любомир стояли возле цветущей вишни, любуясь наследником.  Отразив серию ударов, Остап довольно заметил:

—  Настоящий воин растёт!

Мальчик увидел, как кружат в лёгком ветре лепестки вишни:

— Красиво! Прямо как снежные драконы!

Князь удивился:

— Ты ещё веришь в эти сказки?

— Я их видел! Они существуют! Правда, матушка?

Милиса подхватила сына на руки и закружилась с ним:

— Конечно,  существуют!

 

 

 

 



Мой мир был прост, удивительно прост, до этой весны.

Я жила в файле, каждый день, работая в игре. Моей задачей было одеваться, краситься, выбирать украшения. После работы шла домой или в гости к друзьям. В нашем мире жили разные файлы, начиная от игровых до звуковых. От сетевых вирусов нас лечили врачи Антивируса — летающие желтые шары. Видеоклип «Уин» постоянно устраивал тусовки, на которых мы веселились и общались друг с другом. Жизнь была проста и прекрасна!

В тот роковой день я проснулась от шума и с любопытством выглянула наружу. Над моей головой пульсировал зелёный луч, из которого образовывались новые файлы, а это означало, что полдня можно погулять. Разглядев время на луче, я поставила таймер и вылезла из файла. Мой диспей показывал, что коллеги по игре, разошлись кто куда. Когда в локациях загружают новых жителей, все стараются уйти в другие сектора, ведь напряжения зашкаливает. Дойдя до двух зеленых столбов, я протянула руку с чипом шарообразному стражу с электро ушками:
— Привет, Тик! Новая игра?
— Да. Работы масса! Всем нужно раздать чипы! — радостно проговорил он, проверяя чип.
Выйдя в общую локацию, я пристроилась на искрящуюся змейку – скамейку, которая зашипела на меня.
— Ты будто вирусом заражена! Ну, поставила я на тебя ногу, ну и что?
Мимо меня пронесся Уин и радостно прокричал:
— Весна -супер!
Бросилась вдогонку, крикнув:
— Что такое весна?
— Ну, это круто, и хочется петь! От улыбки хмурый день светлее, от улыбки в небе радуга проснётся! – пропел синий квадратик.
— Ты всегда поёшь! – засмеялась я и включила первую скорость, -Наперегонки!
Мы неслись к открытой зоне, где стояло большое табло.
— Ну, вот как всегда, ты- первая! — проговорил Уин.
На моем дисплее появилась ворчливая рожица, я послала Уину задиристую улыбку, и взглянула на табло. Оно менялось: вместо котёнка выступили белые ромашки, а по бокам прорастали электрические цветы.
— Да, это так красиво,- произнесла я, — Уин, ты видел новых жителей?
— Футболистов? Да, и даже пригласил их на вечеринку!
Кивнула и улыбнулась:
— Хорошо. Мне пора.

Находясь, в игровой капсуле, я ожидала запуска и увидела загорелого футболиста, входящего в соседнюю капсулу. Он мне подмигнул, я растерянно улыбнулась. Так и начался самый странный квест под названием «любовь». Считалось, что любовь, про которую говорил doc «Личный дневник» — недоступная опция для нас, но в тот миг, эта опция почему-то включилась. Его звали Рол, он был беззаботным и рыжеволосым персом. Мы разговаривали весь вечер, а потом я ему показала тайное место – провода нашего мира. Это был круговой сектор.
— Место жутковатое, но тихое. Иногда нужна тишина.
-А ты храбрая, — он присел рядом и вздохнул, — Иногда мне интересно, кто мы? Ведь мы приходим из ниоткуда и уходим в никуда!
— Да, это любопытно, — пробормотала я, стараясь не смотреть на него.
— Сегодня что-то необычное случилось, когда я тебя увидел, как будто в меня залили
новое обновление. Мне хочется смотреть только на тебя…- медленно проговорил он.
— И со мной. Как будто опция любви включилась.
-Опция любви?
— Она описана в «Личном дневнике». Эта опция бывает у людей!
— Людей? Это ещё что?
— Не знаю, наверное, какие-то программы по выработке чувств.
— Познакомишь меня с «Личным дневником».

С тех пор мы часто зависали у doc «Личный дневник», изучая людей. Эти программы
невозможно понять из-за различных опций- чувств. Мы долго думали, почему люди ищут любовь и счастья, а от страданий и горя убегают. Куда мне было понять их, когда я перестала
понимать себя. Эта странная опция продолжала работать. Хотелось видеть Рола всё время, быть с ним рядом, а когда его не было, то казалось, что мир потерял смысл. Рол признался, что тоже странно себя ощущать.
— Мне кажется, что это любовь! — проговорил он, взяв меня за руку.
— Получается, что мы стали людьми? –напряглась я.
-Не уверен, но это высшая лига! — произнес он и улыбнулся.
Мы стали чаще убегать в тайное место, когда он был рядом, возникало электрическое поле, которое давало сильный заряд на весь день.

После нашей встречи я стала очень рассеянной на работе, из-за меня тормозила игра.
— Катя, тебе нужно провериться на вирусы! — произнесла моя коллега Лиза, когда мы
вернулись в игровую зону, — Катя, ты меня слышишь?
— Да, да, конечно! Потом как-нибудь, — рассеянно ответила я.
— Ты стала вести себя иначе и говоришь непонятно! Ты меня пугаешь! Сходи к
антивирусникам!
— Ок.

Наш лазарет находился на диске «С» в папке «Proz», я решила пройтись пешком.
Приятная пульсация заставляла уголки губ тянуться вверх. Пробежавшись, по лестнице, я бойко топнула пяткой. Мой стук со звоном прокатился по всему диску. Задорно засмеялась, подумав: «Звонкий топот любви! А может во мне есть что-то от людей?». Подходя к проверочной спирали, я увидела Рола, стоящего ко мне спиной.
— Привет!
Рол повернулся и, равнодушно скользнув по мне взглядом, сказал:
— А, это ты. — отвернулся.
Меня словно током ударило, заглянув ему в глаза, спросила:
— Рол, что случилось?
— Ничего. Проверяли на наличие вирусов. Меня вылечили.
— Ты забыл обо мне? Тебя вылечили от нашей любви!
— Ты тоже заряжена вирусом?
— Нет,- отшатнулась я и с трудом произнесла, — Наша любовь -не вирус!
Вдруг спираль замигала, над ней промелькнула бегущая строка:
— Заражение. Заражение.
— Бежим со мной! — предложила я и схватила его за руку.
— Зачем? — удивился Рол.
Покачав головой, я включила первую скорость…

Спрятавшись в нашем тайном месте, я так ждала, что он придет. Без него время застыло… Мир застыл… Жду его до сих пор…



Смотрю на рабочий стол компьютера и чувствую, как по щекам текут слёзы, руки дрожат и мир рушится.
— Почему?! Дура, круглая дура! — реву и закрываю лицо руками.
В голове мелькает справедливый вопрос: «Ради чего?». Ответ прост: «Хотела любви, как и все в этом мире! Хотела в свои двадцать, хотя бы по скайпу, побывать на свидании, хоть раз в жизни!» Но Яшу испугало моё лицо и движение рук, хотя ему говорила, что я болею. Но он меня убедил, сам упрашивал, а я — наивная. Сейчас он отключился и удалил меня из друзей. Смотрю на время, только два, а мама вернется с работы в семь. Решаю, прокатиться на кухню, выпить чаю. Хорошо, что мама оставила три чашки мятного чая и булочки с маком. Чтобы прокормить нас и купить лекарства, маме приходиться подрабатывать, и днём я хозяйничаю сама. Поставив кружку в мойку, возвращаюсь к компьютеру, и несколько минут смотрю на его аватарку. Заставляю себя открыть документ с повестью «Замок» и начинаю работать. Мысли путаются, хочется написать Яше… но что? Мысленно представляю себе этот опус: «Яша, прости меня, что я не такая как все!».
— Глупости… — бормочу и понимаю, что совершенно запуталась в сюжете своей повести.
Да, вот так новость, точнее не новость, а реальность: у меня маленькие рассказы получаются, а большие нет. Вспоминаю отзывы на форумах: «Ха-ха-ха, какая ты после этого писательница!», «Маловато будет!», и в таком же духе.
Вылезает окошко аськи, мне пишет редактор из журнала:
— Ульяна, мы готовы опубликовать ваш рассказ «Маска», только с условием, что вы перепишете его с нашими указаниями и с нашим автором. Нужно, чтобы главную героиню убили.
— Но ведь это полностью изменит сюжет. Рассказ о спасении.
— Это скучно. Если мы правильно напишем, так сказать, правильно разыграем карты, то возможно его даже экранизируют!
В голове сразу мысль: « А, как же мой рассказ, мои идеи, мои мысли?».
— Давайте попробуем….
Мы начинаем работать, но вскоре я понимаю, что в новом рассказе есть всё, кроме меня. Рассказ чахнет на глазах. Теперь и отказать неудобно. От всего этого адски болит голова, я прошу отложить правку до завтра, выключаю компьютер и перебираюсь на диван. Становится холодно и грустно. Кутаюсь в покрывало, кусаю губы от досады. Думаю о чахлом рассказе и о грубости Яши. Даже не знаю, что хуже: когда плюют в душу или пытаются её исковеркать.

… Вижу над собой кристально чистое небо…
— Уля…
Вздрагиваю от бархатного голоса и понимаю, что сижу в лодке с незнакомым парнем.
— Кто вы? Я вас знаю? — спрашиваю и снова вздрагиваю, вспомнив, что мою речь трудно разобрать.
Но он улыбается и отвечает:
— Да. Зови меня Тос.
— Ты понял, что я говорю?
Парень хмурится и слегка наклоняется ко мне:
— Конечно.
От удивления и растерянности не нахожу слов. Смотрю в его янтарные глаза, он смеется громко и заразительно:
— Ты так смешно удивляешься!
Улыбаюсь в ответ:
— Необычный комплемент и…. самый первый!
— Это потому что тебя никто не знает…
Опираюсь о борт лодки и киваю:
— Да, мне трудно показать себя с лучшей стороны. Яша…
— Твой Яша — придурок!
— Не говори так, ты его не знаешь…
— Интересно, ты его хочешь защитить или себя унизить? — парирует он, налегая на весла.
Присматриваюсь к нему, «Где же я его видела?». Одет он просто — в белую футболку и в серые штаны, но что-то подсказывает — передо мной сидит удивительный человек. С ним спокойно и легко. Оглядываюсь по сторонам. Ярко светит солнце, небеса удивительно чисты и светлы. Наша лодка плывет мимо белоснежных акаций и причудливых ив. Трогаю изумрудные нити ивы. Они ласкают кожу и ускользают в воду. На лице брызги, а в душе тихая радость.
— Как в сказке! — говорю я и смело смотрю на Тоса.
Он указывает на акацию, в ветках которой снуют серенькие птахи, предлагает:
-Покормим их?
-Я не смогу. Рассыплю зерно.
Тос качает головой:
— Почему ты любишь, глупости говорит? Я же помогу!
Мы кормим птиц, непослушные пальцы лежат в сильных и больших ладонях Тоса. Ощущение полного счастья. Он шепчет:
— Спасай свой рассказ! Кроме тебя его никто не спасет!
— А как же слава? Ведь все люди к ней стремятся, — тихо спрашиваю я, отпустив глаза.
— А ты к ней стремишься?
— Нет, — подумав, отвечаю я.
— Так в чем твоя проблема? — он нежно заправляет мне волосы за ухо. — Почему ты хочешь угодить другим? Нужно писать, то, о чём поёт твоя душа!
Тос ласково берет меня за подбородок и смотрит в глаза:
— Уля, я тебя люблю! Твою душу…
Опять — слёзы, на этот раз от счастья.
— Я тоже тебя люблю…
Он меня обнимает.

Мы лежим на дне лодки и смотрим в небо:
— Жаль, что я проснусь и потеряю тебя…
— Не потеряешь. Я буду всегда рядом.
— Всё — таки, кто ты?
Он приподнимается на локте и шепчет:
— Я — твой ангел…



374px-Aesop_and_Cupid

Купидон — лукавый почтальон любви.

Темноволосая девушка в бежевом халате сидела за столом и смотрела в окно, украшенное морозными узорами. Её ладони с синими ногтями грелись об кружку горячего шоколада. Она протянула руку к батарее и недовольно сморщила нос:
— Что за безобразие?! Среди зимы отключают отопление!
Девушка, поёжившись, отхлебнула обжигающий напиток. Из коридора послышалось:
-Бры, как холодно! Нонна, тебе посылка!
Нонна клацнула кнопку электрического чайника, машинально поправила самодельную открытку, приставленную к хлебнице, побежала в коридор.
— С праздником, мамуль! — она чмокнула мать в щеку, — От кого мне посылка?
— Не поверишь — от Купидона! Наверно, твой Шурик постарался!
— Пойду, открою!- радостно пропела она и схватила легкую коробку, — На столе моя валентинка!
Женщина обняла свою доченьку и ласково прошептала:
-Спасибо, милая!

Нонна с легким румянцем на щеках, села на диван и принялась разворачивать подарок. Под оберткой нашла валентинку с необычными стихами:
Ночью в парке городском,
Кинь клубок перед собою,
И найдешь любовь свою!
Девушка с любопытством заглянула в коробку и нашла клубок красных ниток, «Неужели, это от Шуры? Он у меня такой практичный! Хотя он знает, что я люблю сюрпризы. Может он приготовил особый вечер, на котором сделает предложение!» — с надеждой думала она и машинально взяла его в руку: «Теплый, как странно?!» Замигал сотовый, на дисплее высветилось: «Любимый » Смуглое лицо Нонны украсила нежная улыбка:
— Привет. Как ты хорошо придумал с подарком! Я заинтригована!
— Что за подарок? Никаких подарков, я не посылал! Будь готова к семи, я заеду за тобой!
Нонна сникла, но чтобы не портить День всех влюблённых, протянула:
-Ладно. Люблю тебя! До вечера!
— И я тебя. Целую. — как-то буднично произнес он.
Отключив телефон, сердито прошептала:
-Циник!
Внимательно прочитав записку ещё раз, девушка, сморщив лоб, задумчиво пробормотала:
— Кто же тебя прислал?
Из коридора послышался бас её подруги — Киры, Нонна опомнилась и стала одеваться.

Городской центр в час пик, был полон шума и суеты. В воздухе сновали воздушные шары в форме сердечек. Какой-то мужчина нес роскошный букет роз. Морозный холодный ветер играл с мехом на воротниках прохожих. Подруги шли с тяжелыми пакетами из торгового центра. Кира накупила всего для романтического ужина с мужем, а Нонна — прелестный пеньюарчик для ночи любви. Усталые, но довольные, они сплетничали о мужчинах. Нонна рассказала подруге о странной посылке, на что та ответила:
— Глупышка! Ясное дело, Шура готовил тебе сюрприз, а ты его испортила!
Мимо них пробежал белокурый мальчуган и задорно подмигнул Нонне. Девушке показалось, что она его уже где-то видела.

Нонна недоумевающее оглянулась и увидела, что возле его ног скакали клубки разноцветных ниток. «Что за…». Из мечтательности вывел недовольный голос Киры:
— Нонна, ты меня слушаешь?
— Да, — растеряно произнесла Нонна, стараясь не упустить из виду «Повелителя клубков»
-Что с тобой? Я тебе говорю, зайдем в кафе, а ты- ноль эмоций! Нонна, ау!
Кира энергично дернула задумчивую подругу к крыльцу кафе. Нонна потеряла мальчугана из виду.
— Да что с тобой? Кого ты там увидела?
— Никого. Просто задумалась! Зайдем скорее, я замерзла!
А сама подумала: «И всё-таки, жаль, что клубок не от Шуры!». Подруги зашли в уютное светлое помещение. За столиками сидели влюбленные парочки, кто-то смеялся, ходили официанты. К девушкам подошел парнишка в фартуке и предложил пойти за свободный столик. Нонна взглядом зацепилась за целующуюся пару, мгновением позже, поняла, что это её Шура! Девушка, закусив губу, решительно подошла к ним:
— Привет, Шура, и что это значит?
— Саша, кто это?- нахмурилась русая незнакомка, отдернув руку.
— Никто, — глухо ответил он, — Видимо, девушка обозналась.
— Как, никто? — завелась Нонна, нависнув грозой над бабником, и выпалила, — Я твоя девушка!
— Это я его девушка…-растерянно произнесла она и заглянула в глаза ухажеру.
-А он -подлец!- подытожила Кира, подошедшая к ним.
Саша посмотрел на девушек и начал что-то выискивать в чашке кофе. Увидев Александра в ином свете, девушка подумала: «Да какого черта, он мне вообще сдался?» Нонна с разочарованием отстранилась, взяв подругу под руку, заявила:
-Мне всё ясно. Мы уходим.
Когда они отошли от столика, Кира прошептала:
— И ты так просто сдашься? Откажешься от любви?
Нонна, закрыв глаза, прислушалась к себе, на душе почему-то стало легко, как будто сбросила тяжелую ношу, глубоко вздохнув, ответила:
— А любовь ли это…
— Вы же встречались два года!
— Знаю, — уныло пробубнила она.
Кира обняла свою незадачливую подружку:
— Да, ну этих мужиков! Пойдем, по пивку возьмем!
— Нет, я хочу домой.
— Ладно.

Нонна рассказала обо всём маме и заперлась в своей комнате. Нонне не хотелось никого ни видеть и ни слышать, в душе была пустота. Она вытащила запрятанную коробку конфет, врубила «Yiruma» и села на диван. За окном шёл снег, «Как нелепо, расставаться в такой день!» — подумала она, — «Хотя и наши отношения были сплошной глупостью!» Девушка смотрела на падающие снежинки, и только через какое-то время, поняла, что шепчет те стихи:
Ночью в парке городском,
Кинь клубок перед собою
И найдешь любовь свою!
Нонна вспомнила того мальчишку с клубками и встрепенулась. «Кто это был? Таких совпадений просто не бывает!» — мелькнула мысль.
— Купидон, — вслух сказала она и испуганно прикрыла ладошкой рот.
Постояла в нерешительности над коробкой:
— Спятила! Точно спятила! — хмыкнула Нонна, осторожно взяв клубок в руку.
«Хм, обычный клубок ниток! И к тому же купидоны используют стрелы, а не нитки!» — размышляла девушка, усаживаясь за компьютер. Она забила в поиск фразу «Купидон с клубком» и, разумеется, ничего не нашла. Успокоившись, зашла в «контакт» и увидела одно сообщение от анонима…Черно-белую фотографию каких-то ворот с двумя статуями, одна изображала человека, другая купидона с клубком ниток. Нонна икнула от удивления, «Вот тебе и Амур!»

Во время ужина родители Нонны выглядели притихшими. Зажженные свечи горели как-то тускло и одиноко, в столовой царил полумрак и молчание. Отец сидел хмурый, мама иногда посматривала на дочь и тихонько вздыхала. Нонна не выдержала:
— Перестаньте! Я просто рассталась с парнем, что тут такого?
— В прошлый раз, ты неделю ничего не ела…- пробурчал отец, терзая вилкой отбивную, — Вот завтра поеду к нему…
— Стоп, пап, не надо никуда ехать. Из-за него страдать не собираюсь, — заявила девушка и нежно погладила отца по щеке, — У меня есть вы, чего мне ещё желать?
— Тебе нужна семья, — вздохнула мать и взяла её за руку, — Одиночество — страшная вещь.
— Знаю, — протянула Нонна, почувствовав слёзы на ресницы, — Я найду свою любовь!
Падающие снежинки покалывали щеки, Нонна шла на встречу с судьбой. «Мне уже тридцать лет, а семьи нет…» — с грустью думала она, — «Почему-то в душе пусто, и уже давно! Даже рядом с Шурой чувствовала себя одинокой. Я хочу быть счастливой!». Шальной снег касался её лица, и налипал на мех воротника, она чувствовала себя девочкой, ищущей клад жизни. Светил фонарь, и сугробы волшебно искрились. Откинув капюшон, сняв варежку, девушка принялась ловить снежинки. Ей захотелось танцевать под падающими хлопьями. Она задорно закружилась, расставив руки в стороны, пока не упала. Торжественную ночную тишину бесцеремонно нарушил её смех. Нонна начала подкидывать снег, вдруг нащупала круглый предмет, пригляделась — клубок, с трепетом засунула руку в карман — её клубок лежал там. Нонна подскочила и огляделась. Из темноты вышел невысокий парень и представился:
— Павел.
От бархатистого голоса, девичье сердце заколотилось:
— Ваш клубок?
— Да! Вы всегда танцуете под снегопадом одна?
Нонна смутилась, приглаживая волосы. Он подошел и взял её за руку:
-Станцуем вместе?

Любовь – две разноцветные нити в клубке жизни.

 



getImage    Иду по залитому солнцем полю. В траве стрекочут кузнечики. Слегка выгоревшая на солнце трава  и полевые цветы, а над ними, перелетая с цветка на цветок, порхают чудесные ярко-красные мотыльки. Всматриваюсь вдаль — там, в самом центре буйства трав и цветов, возвышается огромное дерево. Оно манит своей тенью — мне туда. Сорвав ромашку, ускоряю шаг. Мотыльки кружат, иногда касаясь лица своими крохотными крыльями. Отмахнувшись от назойливых насекомых, я чувствую какое-то беспокойство. Не могу понять, что же так встревожило и тут взгляд падает на цветок. На него садиться красный мотылек, от его прикосновения белые лепестки съёживаются и чернеют… Через пару секунд в руке остаётся лишь почерневший стебелёк. Я поднимаю глаза и вижу, как милые мотыльки растут и превращаются в огромных бабочек. А крылья их… вовсе не крылья,  а языки  пламени. Чувствую, как нестерпимо полыхнуло жаром в спину, оглядываюсь и вижу выжженное дотла поле. А над ним как красное пламя, огромный рой огненных бабочек. Крик застревает в горле… Я изо всех сил бегу к дереву… там моё спасение. А над головой шуршит и вот-вот догонит огненный смерч. 
В горле пересохло, в глазах темнеет. Из последних сил я добегаю до спасительной тени. Вблизи дерево просто огромно, ветви раскачиваются и гудят, как от сильного ветра. Привалившись спиной к прохладному стволу, я опускаюсь на землю и закрываю глаза — спасена. И рой отступает, рассыпается от взмахов могучих ветвей. «Спасибо» — благодарно шепчу я потрескавшимися губами и тут слышу журчание воды — между корней исполина пробился крохотный родничок. Зачерпнув драгоценной влаги, подношу ее к лицу — на ладони лежит водяной кристалл …и тут я просыпаюсь. 



Рядом заворочался муж: 
— Опять кошмар? 
— Да, — щемящее чувство непонятной тревоги не покидало. 
— Пойду, поставлю чайник – всё равно не усну, — вздохнув, сказала я и, накинув халат,
поплелась на кухню.
 
Включив свет, машинально клацнула по кнопке электрического чайника, прошла к окну. Двор, залитый светом уличного фонаря, выглядел заброшенным и каким-то нереальным. Отдернув ажурные шторы и заметив на них пятно, с мыслями «Надо постирать!», распахнула окно и…Абсолютно ничего! Ни прохлады, ни лёгкого ветерка! «Злобное лето! Надоела эта жара!» — подумала я, заглянув в холодильник в поисках лимонада. Услышала шаги, оглянулась: в дверях стоял сонный и лохматый Ник. 
— Ты чего? 
— Ногами шоркаешь, как тетя Зина, — буркнул он. 
— М-м, — неопределенно хмыкнула я, намекнув тем самым, что шутку оценила. – Лимонад
будешь? 
Он кивнул и, зевая, уселся за стол. Пару минут мы молчали, просто наслаждаясь холодной шипучкой. 
— Не понимаю, почему ты так переживаешь из-за этого сна? Ведь в конце ты спасена. 
— Сама в догадках, — ответила я, облизнув губы. 
Никита обнял за плечи: 
— Ты уверена, что справишься? У моего друга есть знакомый психолог…          
 Отпрянув от него, заворчала: 
— Ненормальной меня считаешь! Это просто сон! 
 — Этот «Просто сон» не даёт тебе спать уже две недели. И мне, кстати, тоже. 
— Так иди и спи! – фыркнула я. – Бедненький, вот такая у тебя непутевая жена.
Хотела встать, но муж удержал меня за талию и уткнулся в плечо. 
— Всё будет хорошо. Я справлюсь. Просто нужно время. Ладно, ещё глубокая ночь, ты иди спать, а я поднимусь в мастерскую и немного поработаю. 
Никита хотел возразить, но мой поцелуй его убедил. 
             
Этот кошмар длится уже две недели. Один и тот же, повторяющийся снова и снова, до мельчайших подробностей. Я глотала антидепрессанты, бесполезные снотворные и потихоньку сходила с ума. Если бы Ник знал об этом, то, обязательно, нашел бы выход, муж у меня — замечательный. Но не стала ему говорить всего, у него и так полный завал в ресторане. 

В последние недели Ник работал до полуночи, приезжал как выжатый лимон. Я его кормила, после чего он падал на кровать и засыпал богатырским сном. Ни грохот кастрюль, ни журчание воды, ничего не могло его разбудить. А у меня начались кошмары, в три часа просыпалась и сидела на кухне до самого рассвета, иногда   поднималась в мастерскую. Тогда и возникла идея новой серии картин «Узоры дождя». 

Обычно на пыльные чердаки редко, кто заглядывает: иногда забегают дети в поисках привидений, а хозяйки несут сюда ненужные, но милые сердцу вещи, чтобы потом зайти на чердак и повздыхать по прошлому. А мой    просторный чердак под застеклённой крышей, являлся центром творческой жизни  — тут я работала. Вдоль стён тянулись готовые полотна и стеллажи с мелким антиквариатом со всего мира — старинные вещи вдохновляют на новые и смелые идеи. А в центре этого художественного беспорядка стоял трехногий мольберт, у которого в последнее время я находила покой. Взяв кисть и окунувшись в работу, я забывалась. На какое-то время уходили тревоги и усталость. Писала уже третью работу – похоже, художник должен быть не только голодным, но еще и с проблемами сна. 
В понедельник позвонил дядя Ян и сообщил, что меня пригласили на городскую выставку. 

Я прогуливалась по светлому залу, выслушивая мнения коллег и любуясь их работами. Выставка получилась грандиозная, куда ни глянь — кругом таланты. Чувствовала себя превосходно, несмотря на духоту. Возле моей картины стоял старик и пристально всматривался в цветок дождя. Эту работу, где крупные дождинки разлетаются сияющими бусами в разные стороны, словно лепестки удивительного цветка, я особенно любила. Работать над ней было трудно, но приятно, даже иногда отступала жара, как будто пугалась рисованной влаги. 
— Вам нравится? 
Старик вздрогнул и удивленно посмотрел на меня. Взглянув в лицо незнакомца, я была приятно удивлена: от широкой улыбки до мелких морщинок возле проницательных голубых глаз — всё излучало удивительную доброжелательность и озорство — некий летний вариант Деда Мороза.
— О, да, потрясающая картина, волшебная! 
К моим щекам прилил румянец. 
— Думаю, что она когда-нибудь кого-то спасёт, — загадочно закончил дед. 
— Разве так бывает? – удивилась я, поправив каштановый локон за ухо. 
-Всё бывает. 
— Агния, пошли! 
Оглянулась: у входа стоял дядя Ян. 
— Мне пора. 

Когда  увидела  неприятную знакомку Мэри, то   настроение сразу испортилось:
— А что эта тут делает? – спросила я    у дяди.
-Забыл  тебе  сказать, теперь она владеет половиной музея, — виновато объяснил   дядя.
—  С какой стати?
-Наши финансы уже не поют  романсы,  а воют на луну!  Музею нужен ремонт.
— Да уж, хорошего   спонсора ты нашел! Она же смыслит  в искусстве как слон  в космос! —  возмутилась я.  
Эта   особа в желтом  костюме подошла к моей работе и на весь зал:
— Фи! Какая безвкусица! 
— Безвкусица? – машинально повторила я. – Ну я  сейчас ей покажу «вкусицу»!
Дядя остановил меня,   крепко  схватив за локоть:
— Не  веди себя как ребенок.  Это всего лишь мнение. И я думаю, что она права:   твои работы какие-то неживые.
Уставилась на  дядю.
— Ушам не верю! – фыркнула. —   Полчаса назад тебе всё нравилось! Это она тебя  накрутила?
Дядя отвел глаза.  

— Ясненько. Ну, тогда  прощай! 
 
Заходящие лучи солнца скользили  бликами по салону автобуса. На душе было гадко и как-то пусто. Солнечная погода бесила. После критики дяди Яна, настроение скатилось до ноля.   Знала, что дядя старался угодить Мэри, но от этого не легче.   Из невеселых раздумий вывел бархатный голос: 
— Что с вами? 
Увидела рыжеволосого юношу в драных джинсах и в красной майке, сидящего напротив. 
— Вам то, что? — огрызнулась я и отвернулась к окну. 
Ненавижу, когда лезут не в своё дело. 
— А если я могу помочь? 
Оглянулась — он наивно улыбался. 
— Нет, не думаю.
— Давайте попробуем, — предложил он. 
Обычно не откровенничаю с первым встречным, но тогда меня прорвало. Незнакомец оказался внимательным слушателем. Во время рассказа, парень не сводил с меня пристального взгляда.
— Ну и чём тут можно помочь, если у меня нет таланта? — уткнулась в пол.
— У вас есть блокнот и ручка? 
Такой вопрос удивил и заставил порыться в сумке.
— Да вот! А вам зачем?
-Напишите в нём: «Завтра начну работу над шедевром моей жизни, и он получится!»- такая запись не раз выручала меня! – подмигнул он. 
Улыбнулась и кивнула:
-Это как-то по-детски, но я попытаю удачу! 
Черкнула карандашом в блокноте, когда снова подняла глаза, то юноши уже не было.

Подходя к дому, я почувствовала аромат восточных пряности и поняла – Ник готовит. Отперев дверь, услышала: 
— Любимая, ты почему так рано? — муж вышел мне навстречу и заключил в объятья, — Я не успел приготовить сюрприз. 
Улыбнулась и чмокнула его в подбородок:
-Мой ты черепах! 

В духовке румянилась курица, Ник мешал грибы, а я накрывала на стол. 
— Как прошла выставка? 
Этот вопрос заставил пошатнуться: 
— Никак. Дядя  сказал, что   мои работы не удались. Знаешь, кому он продал часть музея – Марии   Лукаш,  она меня ненавидит. Что же теперь будет, Ник? 
Муж ласково обнял и поцеловал в макушку:
-0 Милая, не паникуй! Всё наладится! Кстати, у меня есть небольшой презент для тебя. Подожди, я сейчас! 
Он ушел. Позвонил дядя Ян, но я даже слушать не стала,  просто бросила трубку.  Уныло отпустила голову: «Тяжело!», и принялась резать хлеб. 
— Закрой глаза! 
Приятный холодок коснулся шеи   — на ухо шепнули: 
-Это талисман от дурных снов. 
Шею украсил кулон в форме капли на серебряной цепочке. 

Удивительно, но талисман подействовал, в ту ночь кошмаров не было, зато приснился яркий и незабываемый образ: у подножья черной скалы стояла босая девушка в алой сорочке. На рыжие локоны падало лунное сияние, вокруг сновали красные бабочки. В то утро проснулась бодрой и свежей, чудесный сон стоял перед глазами, и я сделала первый эскиз. До конца не понимала, почему меня так взволновал этот сюжет?  Пыталась передать атмосферу того волшебного сна. Экспериментировала с разными техниками.


—  Ну, как? Как можно было поставить машину на другую стоянку? Ведь тяжело нести пакеты?   — ругалась я, выходя из супермаркета.
— Что ты завелась?   На этой стоянке не было  мест, — объяснял он, идя впереди.
-Вообще -то  мне тяжело нести пакеты! – процедила сквозь зубы.
-У меня  пять пакетов,   а у тебя два и кому из нас тяжело — ещё вопрос!
— Я — женщина!
— И женщина с капризами,-  хмыкнул Ник, ставя  покупки  в багажник.
Резко закинув пакеты, я села в машину,  Ник спросил:
— Да что с тобой? 
-Мог бы и предупредить, что у нас будут гости! – сердито заявила я.- Между прочим, у  меня были планы! 
—  Я знаю  «твои планы»  -работа! – с укоризной произнес муж и нежно коснулся  моей руки. — Милая, надо  хоть иногда   отдыхать!
— Не недо   меня учить — сама разберусь!- буркнула я  и уткнулась в телефон.
Приехав   домой,  молча, поднялась наверх и села за работу. «Это его гости, пусть сам с ними  и возиться!» — решила.  Внизу зашумела вода. «Чего я злюсь? Видимо из-за жары. Надо помочь Нику»   — мелькнула мысль, но взгляд уцепился за набросок, а рука схватила кисть.
— К чёрту всё!

С каждым днём отношения с мужем становились хуже и хуже. Он ворчал, что я постоянно пропадаю в мастерской, мало ем, почти не сплю, я злилась на него. Пару раз Ник не приходил ночевать, и меня это не задевало, но иногда появлялось чувство какой-то неправильности. 


Наконец-то наступил день, когда я закончила работу и помирилась с Ником. Мы решили отпраздновать и повесить картину в гостиной. 
— Вот и всё! Наливай шампанское, а я отнесу стремянку!
Мы чокнулись:
—  Правда, я молодец?
—  Да, милая. Хорошо, что  ты её закончила…  Ещё бы неделя и    я   бы    сбежал!   — улыбнулся Ник.
— Ты о чем? – насторожилась я.
— Давай не будем. Иди сюда,- он потянулся  ко мне.
— Нет.  Говори!
Муж скис:
— Ты сильно изменилась. Ворчишь по  любому поводу, злишься.       
— Если   моё поведение тебя не устраивает, то уходи!    
Ник  удивлённо   посмотрел на меня:
—  Агния, я тебя  не узнаю… Позвони, когда  остынешь!
Хлопнула   дверь. 
«Да,  что со мной? Почему я злюсь?»  — пронеслось в голове.  Взяв бутылку, почувствовала чей-то пристальный взгляд сзади, оглянулась и замерла. С картиной что-то было не так, накатила паника, снующие бабочки казались живым, да нет, они были живые! В голове пронеслось «Что же я наделала?!» Ухватилась за раму…

Когда я увидела себя со стороны, лежащую на полу, то  впала в оцепенение,  взглянув на руки,  с облегчением вдохнула:  «Я  —  не призрак! Но почему нас двое?»
-Ник! – крикнула  я, но своего голоса не услышала.     
Мысли беспорядочно метались, происходящее было выше  моего понимания, а интуиция  подсказывала,  что это только начало чего-то ужасного. Услышала неприятный  шепот:
— Агния…
Развернувшись  к картине,  в ужасе попятилась назад.  Огненные  мотыльки слетели  с полотна прямо на меня.  Бросилась на кухню,  едва успев захлопнуть дверь. Сердце рвалось из груди,  в голове  шумело. За дверью послышался треск огня и чьи-то шаги. Быстро вылезла из окна во двор и побежала к гаражу:
-Ник! Ник!
Возле машины мужа стоял  рыжий слушатель из автобуса.
-Что вы тут делаете? Где Ник?
Незнакомец наклонился  ко мне:
—    Нет, больше  твоего Ника!
—  Кто вы? Где  мой муж?! – вскрикнула я, отпрянув от него.
Парень зло улыбнулся и щелкнул пальцами: в воздухе появились огненные мотыльки.                                                                   Увернувшись, я  метнулась  к дому,  но увидев, что навстречу идёт Рыжая с картины, я кинулась к воротам.  Но их не было.  На месте забора  зеленели  густые  заросли.  Ойкнув про себя, юркнула в них.  Что-то  обожгло мою ладонь, и, потеряв равновесие, я скатилась  куда-то вниз.

Открыв глаза, увидела ветки берёзы, луну и звёздное небо.   Пошевелившись,    я  ощутила боль во всём теле.  С  трудом   села,  обожженная рука нестерпимо болела, в голове звенело, но впервые за долгое время мой мозг пытался хоть в чём-то разобраться: «Моя картина ожила!   Бабочки гонялись за мной! Ник исчез и забор тоже! Бессмыслица какая-то! Я не знаю, что делать?!» —    картинки пережитого замелькали перед  глазами,  откинулась на спину и заревела. «Плакать бесконечно   нельзя… Надо взять себя   в руки и что-то   делать»,- говорила    я себе,    но слёзный фонтан с  каждой минутой набирал обороты.  Рассветало, и холодный туман освежил меня.  К тому времени  слёзы кончились, я просто лежала и думала, как быть дальше?  «Бежать отсюда немедленно! А если Ник у них? Надо найти людей!»  Встала и огляделась. В это было  трудно поверить, но я находилась в  лесу, а  наш   дом стоял достаточно  далеко. «Как»   да  «почему» и ещё тысяча безответных вопросов толкалась в ноющей голове. Оторвав край  зелёного сарафана,   перевязала    руку. Для начала решила выбраться  из леса, а там… «Как карта ляжет»  — вспомнила поговорку Ника,  и сердце защемило: «Где он? Что с  ним?»


 
Выбраться из  леса оказалось невозможным, я  просто   нарезала круги у берёзы. Куда бы я ни свернула  —  через  некоторое время выходила опять на то же  место. Проголодалась и хотела пить. Во  время очередной  попытки   выбраться,   я нашла куст ягод, с  ввиду похожих на калину, лишь взяла   ягоду  в   рот, там разбушевался пожар. У моей находки был вкус горчицы. Схватило    живот,  от режущей  боли упала в траву…

Очнулась от того, что кто-то  тыкался в мою ладонь, повернув голову, увидела милую мордашку с ярко-синими  бусинами глаз. Возле меня стояла серебристая собачка и виляла    хвостиком. «Никогда не видела такого окраса!» — мелькнула мысль.
—  Привет, дружок! – дружелюбно промямлила   я распухшим языком и тут же схватилась за руку. Ожог  заныл с новой силой.
Сняв повязку, осмотрела руку. Ранка воспалилась:    
— Это есть нехорошо, –  вслух подумала я. 
Тут мой неожиданный « будильник» уткнулся прохладным  носом в больную ладонь… И боль сразу стихла… 
— Кто ты? — на миг растерялась я, и неожиданно для себя попросила. — Помоги!
Удивительное  животное, как будто этого и ждало. Малышка отбежала от меня и требовательно тявкнула. Никогда бы не подумала, что знаю собачий язык, но явно поняла:
— Иди  за мной!
И  я пошла.  

Лохматая  двигалась очень быстро, что  мне приходилось бежать, а когда я делала передышки, то она   заливалась лаем.
— Погоди,   командирша, дай передохнуть! Ноги болят, не могу…  
    Услышала журчание   ручья,   и, забыв обо всём на свете, кинулась на шум. Ощутив влагу на лице, я поняла, что  такое счастье, но радовалась недолго. « Жажду    я    утолила, но где Ник?» —  я почувствовала пустоту в душе. Закрыв глаза, пообещала:
— Ник, я тебя найду!
Послышался тревожный лай, небеса застеляли алые облака, похожие на бабочек. Пушистая  проводница  пустилась  вдоль  реки, а я кинулась следом. Жуткий крик заставил содрогнуться, и глянут в воду. Гладь отражала   гигантскую птицу  с огненными крыльями, догонявшую  нас. Наши взгляды встретились, я ощутила жар   и тяжесть во всём теле,  в ужасе пыталась        сорваться с места. Огромные когти обхватили   меня за талию и подняли вверх.            
-А-а-а!   — завопила я, с ужасом ожидая, что будет дальше.
Ощущения полета не вызывала восторга,  мой страх высоты сразу  проявился  — началась   паника. Бешено билось сердце,  руки с ногами затеяли пляску под названием «дрожь». Я понимала, что  если сдамся, то это конец.  Собрав волю в  кулак, я посмотрела по сторонам и  вниз. Река    разбушевалась, волны высоко поднимали, как будто спеша  на помощь. Окатило водой    и я начала падать,  зажмурилась,  почувствовала,  как погрузилась в воду. Задержав дыхание, пыталась плыть, но сильное течение несло куда-то вниз. Передо  мной появилась странное существо, состоящее из струи ручья. Но моргнув, увидела  мокрую собачонку  и схватилась за её      шею. Она вытащила меня на  берег.

Оказавшись  на суше, я с облегчением вздохнула и обратилась к моей спасительнице:
— Спасибо   тебе!
Увидев, что  одна, я испугалась, услышала знакомый лай где-то верху. Серебреное чудо сидело возле крыльца убогой хатки.  Домик стоял на странном холме, в его склоне были вбиты  деревянные ступеньки  рыжего цвета. «Ловушка Рыжей!» — догадалась я — «Но зачем? Ведь я её нарисовала!»   Собравшись с духом, поднялась на первую ступеньку и ничего не  случилось, даже стало странно. На второй тоже, но ступив на третью, услышала голос  Ника:
-Агния!
Стала оглядываться   — холм затрясся,   ступеньки начали резко уходит. В голове  раздался приказ:
— Прыгай!
И я прыгнула.  В воздухе возникли  прозрачные ступеньки — побежала. Старалась не смотреть вниз:  чудеса чудесами, но бесстрашием  меня никто не наделял. Очутившись на земли, с раздражением подумала: «Да когда же это всё   закончится! Уже надоело  попадать в переплёт!»   собачка кинулась лизаться и  злость пропала. Вспомнилось моё детство среди собак и кошек. Мама была  ветеринаром, в  нашем доме всегда было полно живости. «Неужели, я  её больше никогда не    увижу?» — испугалась я и  крепко обняла лохматую спутницу.  Её шерстка пахла морем. 


« Какой домик хилый!»  —  промелькнула мысль, когда собачка подвела  меня к нему и требовательно гавкнула. 
—  Если я  его трону, то он развалится!   
Проводница выразительно посмотрела на меня.     
—   Ну, ладно!  — проговорила и легенько толкнула дверь.
   Как и ожидалось, стены дома начали падать. Поднялась пыль, что  я чихнула, а когда открыла    глаза, то оказалась у себя в  мастерской. У моих ног сидела удивительная  псинка. Включила свет и прошлась по чердаку, нашла старые работы. Вспомнив слова старика с выставки: «Потрясающая картина, волшебная! Думаю, что она когда-нибудь кого-то спасёт!», Горько усмехнулась: «А кто меня спасёт?»
— Как же вернуться? 
Тут собачка затявкала. Она стояла возле стеллажа, на котором лежала старинная книга. Раскрыла её и ахнула: на пожелтевших страницах висели капли воды. Они медленно расплывались и превращались в буквы. Ощущение нереальности происходящего: от страниц веяло дождем. События, описываемые в ней, выплывали из книги, зависая в воздухе водяными образами. Я как бы читала и видела одновременно историю демонической ловушки. Два огненных демона заманивали людей к себе с помощью картины. Они создают вокруг неё свой мир. Ловушки придёт конец, когда в землю попадёт Цветок Дождя. Книга показала талисман, подаренный мужем. Машинально дотронулась до шеи, кулона не было. 
— Она украла его! — вырвалось. 


Лохматая малышка подала голос. Повернулась к окну и ужаснулась: за окном алел закат. Нужно было срочно найти кулон и закопать его в саду. Побежала в нашу спальню. Дверь отворилась с жутким скрипом, комната изменилась: бордовые обои, красные пол и потолок, помещения пропахло гарью и серой. В воздухе клубился едкий дым, от которого закружилась голова. Прижала книгу к груди, отпустило. Подошла к трюмо, увидела мою шкатулку. Дрожащими руками открыла её,  оттуда вылетели огненные мотыльки. Ничего не успевая предпринять, крепко зажмурилась и приготовилась к самому худшему. Но вместо ожидаемого конца я почувствовала прохладу и услышала журчание ручейка. Открыв глаза, я с удивлением обнаружила, что бабочек — как не бывало. Оглянулась на шум и ахнула: собачка изменилась до неузнаваемости. Она увеличилась в размерах, стала полупрозрачной, будто состояла из воды. Струи переливались в ней с тихим журчанием. Она, как ни в чем не бывало, тявкнула, весело завиляла мокрым хвостом, разбрызгивая серебристые капли, и стала принимать прежние очертания. 
«Так вот ты какой, северный олень» — пришли на ум дурацкие слова. Почувствовав прилив нежности к этому удивительному существу. Присела на корточки и погладила свою спасительницу по еще влажной пушистой шерстке: 
— Спасибо, тебе! 
Малышка лизнула мне руку прохладным язычком и требовательно тявкнула. 
— Да, да! Нужно торопиться! 
Заглянув в шкатулку, нашла там подарок мужа. 


Выбежав из комнаты, я поняла, что дом горит. Огонь уже лез по стенам. Бросилась вниз, на лестнице стоял  парень из автобуса.
— Отдай кристалл! — зарычал он. 
— Пусти меня! — заорала я. 
Он двинулся вперед, говоря:
— Ты уже получила, то, что хотела! Ты не вернешься домой! 
Он занес руку для удара, я увернулась и кинулась вниз. 
Рыжий был уже там, схватил меня за шею и прижал к стене. Пыталась его оттолкнуть, но тщетно. У него почти получилось придушить меня, но в последний момент его лицо исказилось болью, а я увидела, как с потолка закапала вода. 


Выскочив в сад, я увидела Рыжую. 
-Агния, отдай кулон! —   закричала девушка,  наступая.
— Это мой кулон, и я вернусь домой! 
Подскочив, она влепила мне пощечину, но сразу схватилась за ладонь. Пользуясь её замешательством, я ринулась вглубь сада. Что-то горячее подстегнуло по ногам, от неожиданности выронила книгу. Адская боль пронзила тело, заставив вскрикнуть и рухнуть на колени. Самодовольная Рыжая грубо схватила меня за руки. Её пальцы обжигали кожу, а глаза налились кровью: 
— Деточка, не стоит злить демонов! 
Задыхаясь от боли и страха, я услышала журчание ручья… 


Очнулась от нежного касания шелка, открыв глаза, увидела розовый носик и синие бусины. Поставив лапки на грудь, водяная собачка приводила меня в чувства.     Пушистый  ангел лизался. Опасливо огляделась — Рыжей поблизости не было. 
Достала из кармана кулон, взмыв из моей руки, он на мгновение застыл в воздухе и, медленно опустившись на землю, исчез. Из земли начал стремительно подниматься водяной стебель. Посмотрела вверх и увидела, что небо заволокло грозовыми тучами, задул ветрище, даже стало зябко. Над садом распустился необыкновенной красоты водяной цветок, чем-то напоминая серебристый фонтан. Крупные капли воды  падали на землю, создавая некий купол. Падающие дождинки сверкали бриллиантами! Очарованная красотой цветка дождя, стояла и смотрела на это волшебство. Впервые за долгое время, дышала полной грудью. Все печали и невзгоды забывались, уступая место покою. 
 
— Агния! – услышала  любимый голос. 
Ко мне бежал Никита, а  я рванула к нему:
— Ник, надо срочно уничтожить картину! 
Тут блеснула молния. 
 
— Видимо, небо услышало тебя! — удивлёно протянул Ник, глядя сквозь дыру в картине. — Не понимаю, то ты целыми днями работаешь над этой картиной, то хочешь уничтожить её? Может, объяснишь? 
— Обязательно, но потом. Лучше скажи, почему ты вернулся?
— Ключи на комоде забыл, а потом увидел,  что  ты без сознания  и вызвал  врачей. Они сказали, что у тебя нервное истощение.   Ты проспала сутки.
— Ник, спасибо, что не бросил… И прости меня.
Муж кивнул  и    улыбнулся:  
—   Забыто.
— Слушай,  а давай заведем собаку! 
Ник внимательно посмотрел на меня и прыснул: 
— Ты телепат?! Сегодня возле дома в  кустах я нашел щенка. Он на  кухне. 
Обняла мужа и чмокнула в нос. 
 



Говорят, что жизнь похожа на зебру, если это так, то мою жизнь кто-то обильно полил черной краской.
Начиная с того, что весна выдалась дождливая и хмурая, а неприятности и неудачи липли ко мне как смола. Последнюю серию моих фотографий забраковали. А ведь я работала над ними не один день. Услышать «Скучно» от моего шефа было более чем обидно. И заказчики куда-то запропастились. А еще я разорвала помолвку!!!
И было совершенно непонятно, как я это переживу. Я не переживала, а как-то внутренне застыв, просто жила: пила, ела, ходила, спала. Просто боялась капаться в том, что произошло. А произошло то, что я увидела своего любимого человека с другой в кафе. Я случайно оказалась в том районе: нужно было проведать сотрудницу в больнице. Проходя мимо кафе, случайно подняла взгляд на сидящую за стеклом пару и остолбенела. Это был мой Давид. Он сидел за столиком у окна и весело общался с незнакомой мне девушкой, при этом нежно гладил ее по руке. Я не помню как добралась домой, как пошла в ванную и одетая полезла под душ. Потом долго громко навзрыд плакала, уткнувшись в подушку. А потом просто запретила себе думать об этом, просто он перестал для меня существовать.
Мамины звонки раздражали: порадовать нечем, а огорчать не хотелось., и вдобавок ко всему перечисленному — вчера чем-то отравилась.

Целый день я провалялась в постели, попивая «Регидрон» и периодически навещая ванную комнату. К вечеру стало полегче, и, укутавшись в старый халат, поплелась на кухню, налить себе чаю. Посмотревшись в зеркало, увидела бледное нечесаное создание, с синяками под глазами я вздохнула:
-Кому я нужна?
Было одиноко и жалко себя, такую… Хотелось плакать.

Живя на мансардном этаже, я любила выходить на крышу и любоваться звёздным небом. Это меня очень успокаивало после рабочего дня. «Мое тайное место», — так я его называла.
Укутавшись в плед, я вышла на крышу и уселась в старое плетеное кресло, которое притащила с дачи. Вид ясной звёздной россыпи меня только расстроил. Вдруг вспомнилось, как мы с Давидом тут сидели и болтали ночами напролет, строили планы на будущее и просто болтали о всяких глупостях. Казалось, что счастье будет длиться вечно, но оно обернулось банальным предательством. Множество раз слышала о подобных ситуациях, когда буквально перед свадьбой она застает его с другой, и думала: «Ну, уж со мной-то такого никогда не будет!» И на тебе….
«Дурацкий Давид! Дурацкое небо! Дурацкая жизнь!» — отчаянно неслись мысли. Боковым зрением уловила тень, внутри всё сжалось, повернула голову и услышала вежливое покашливание:
— Простите… Похоже, я вас напугал.
Из тени вытяжной трубы вышел парень и кивнул:
— Я ваш новый сосед — Самуил.
Наступило неловкое молчание.
Я решительно не хотела никого видеть и тем более разговаривать с незнакомыми соседями.
— Наверно, вы тоже любите смотреть на звезды? Здесь просто чудесно! — после продолжительной паузы продолжил он.
— Да, — выдавила я еле слышно.
— Я что-то не так сказал?
— Нет. Просто жизнь не удалась, — на глаза навернулись слёзы и, всхлипнув, я закрыла лицо руками.
Самуил подошел и молча, присел на сложенные возле кресла кирпичи.
В тишине были слышны лишь мои всхлипывания, да где-то на соседней крыше орала кошка. Вволю наревевшись, я вспомнила о своем молчаливом соседе, стало как-то неудобно перед ним.
— Виктория, — запоздало представилась я, вытирая распухший нос платком.
— Расскажите, вам станет легче, — успокаивающе улыбнулся он.
И, неожиданно для себя, чувствуя себя чуточку виноватой перед новым знакомым, что устроила перед ним такое «наводнение», я рассказала ему всё.
Вывалила, так сказать.
Мы сидели на крыше смотрели на звезды. И тут он сказал:
— Мне кажется, вам надо ему позвонить, ведь это может быть недоразумение. Нельзя просто так отказываться от любви. Поговорите с ним. Что-то мне подсказывает, что все образуется.
Мягкий баритон успокаивал и заставлял прислушиваться к словам.
— Может он хочет начать новую жизнь с ней? Может, я ему уже не интересна?
— Никогда не понимал выражения «начать новую жизнь», и никогда не видел, что бы человек начинал жить заново. Жизнь можно лишь изменить с данного момента. Вот прямо сейчас, здесь, на крыше, с этой самой минуты…
— А вы знаете, за городом есть озеро. Удивительно красивое место. В нем есть нечто сказочное. Давно хотела туда съездить, поработать, да, все как-то времени не хватало! Там получились бы отличные фотографии! — воодушевленная его словами сказала я.
— А вот возьмите прямо завтра и поезжайте, — подхватил он. — Только давайте перейдем на «ты». А то, мы уже с тобой знакомы целую вечность.
От этих простых слов на душе у меня стало легко:
— Да, конечно! Спасибо, тебе Самуил! И извини меня, пожалуйста!
— За что? За то, что окропила слезами всю нашу крышу?
Я улыбнулась:
— Нет! Серьезно — спасибо, что выслушал меня…
Мы еще долго разговаривали, сидя рядышком на крыше и глядя на звезды. На душе было тихо и спокойно, как в детстве.

На следующее утро я проснулась бодрой и свежей. Быстро привела себя в порядок и набрала мамин номер. После нескольких фраз, услышав мой веселый голос, мама успокоилась и пообещала заехать вечером в гости.

 

Выехав на своем красном «Порше», я включила любимую песню Уитни Хьюстон « I Wanna Dance with Somebody» и зажгла на полную катушку! Замигал сотовый — Давид. Всю неделю он пытался мне дозвониться, но я не знала, что ему сказать, как я вообще смогу что-либо ему сказать. Чувство горькой обиды захлестнуло снова. Мы так и не поговорили тогда. Я вспомнила, как забежав за угол кафе, дрожащими руками набрала эсэмэску: «Свадьбы не будет!» В этот момент почему-то вспомнились слова Самуила: «Нельзя просто так отказываться от любви». После некоторого колебания я решительно нажала на кнопку вызова.
— Приезжай на озеро…на наше озеро, — и не прислушиваясь к тому, что он ответит, выключила телефон. Почему? Наверное, просто боялась услышать в ответ что-то ужасное. Трусиха!

Выйдя из машины на свежий воздух, вздохнула с облегчением. Голубое безоблачное небо, шорох листвы от теплого весеннего ветерка, да щебет какой-то беспокойной пичуги благотворно повлияли на мои нервы. Я достала фотоаппарат и начала искать интересные ракурсы. К моменту приезда Давида у меня было два десятка фотографий. Увидев, что Давид спускается к воде, пошла навстречу. За неделю он осунулся и побледнел. Его светлые волосы торчали во все стороны, а в серых глазах стояли растерянность и обида. Мы долго молча стояли напротив друг друга, затем он вздохнул:
— Вик, объясни, что случилось?
— Просто! Не хочу портить тебе жизнь, — к моему удивлению, глядя на его расстроенный вид, вдруг поняла, что сделала что-то не то…
Давид непонимающее развел руками:
— Почему? Объясни хотя бы.
— Не надо из меня дурочку делать! Я видела вас в кафе!
Давид несколько раз непонимающе моргнул и неожиданно улыбнулся.
Он подошел и крепко обнял меня. Я пыталась вырваться, но не особо получилось:
— Отпусти меня предатель!!! — завопила я, колотя его в грудь кулаком.
— Глупыш! Это была моя двоюродная сестра Юля.
И он рассказал, что к нему приезжала двоюродная сестра Юля из Харькова:
— У нее были проблемы с мужем и я ей помог, а перед отъездом пригласил в кафе. Вот и все. Хочешь, я позвоню ей. Она сама тебе все расскажет. Юля очень хотела познакомиться с тобой, но очень спешила на вокзал. Я пригласил ее на свадьбу, а тут твоя эсэмэска!!! — Давид растерянно развел руками.

— Какая я дура! — пробормотала я уткнувшись в плечо моего любимого. — Страшно подумать, что из-за своего эгоизма я могла потерять тебя! – проговорила я.
— Да уже. Надеюсь, замужняя «ты» будешь умнее!
Сделав важную мину, торжественно кивнула:
— Клянусь!
Мы рассмеялись.

 

На следующий день я бежала на крышу и думала: «Хоть бы он был там». Не терпелось рассказать Самуилу о своих успехах и поблагодарить его за все. Его слова заставили меня о многом задуматься и начать действовать. Новые фотографии одобрили в журнале, а мы с Давидом помирились.

Самуил сидел на крыше и читал газету. Солнечный свет играл в его каштановых волосах. И я только сейчас поняла, что по-настоящему вижу его впервые. Что я могла рассмотреть ночью на крыше. Самуил был красив. Смуглый, спортивного сложения, с удивительно правильными в меру мужественными чертами лица и синими бездонными глазами. Я слегка опешила и даже смутилась.
— Привет! — он улыбнулся и приветливо махнул мне рукой.
-Здравствуйте, Самуил! То есть, здравствуй!
— Ну, как дела? Вижу, всё налаживается! — оценивающе глядя на мою прическу и сияющую физиономию, подмигнул он.
Я энергично кивнула и в одних восклицательных знаках рассказала ему о своих новостях.
Он хитро улыбнулся:
— Здорово! Я так и знал, что все будет хорошо! Просто не могло быть иначе! Нужно только верить и действовать. Как говорят: «На Бога надейся…»
— Можно я щелкну тебя на память? — вдруг выпалила я.
— Почему бы и нет!
Он сделал вид, что читает газету — отличный кадр получился. Мы ещё немного поболтали. Потом Самуил сказал:
— Ну, мне пора, Виктория! Дела, знаете ли… Удачи тебе.
— И тебе! Еще раз спасибо!

С этого дня жизнь закрутилась в приятной суете: появилось много заказов, интересных предложений. Личная жизнь тоже наладилась и катилась к свадьбе. На крышу выходила редко и почему-то ни разу не застала там моего соседа. Однажды вечером перед сном мы с Давидом вышли на крышу и услышали жалобное мяуканье. Возле антенны, за дымоходом сидел маленький белый котенок. Ни минуты не раздумывая, мы взяли его к себе. Все были рады появлению в нашей жизни этого милого пушистика, но никак не могли придумать ему имя. Кем он только не был за эти две недели: и Пушок, и Игрун, и Снежок. Не считая уже Васьки и Мурзика.

И вот наступил тот самый! Предсвадебный! Целый день прошел в приготовлениях и хлопотах. Вечером, уставшая и счастливая, я поднялась на крышу и уселась в своё любимое кресло. Вспомнился тот вечер, когда я встретила здесь своего таинственного соседа. Как я его фотографировала на память!
Кстати, а где же фото? Я быстро спустилась в свою комнату и села к компьютеру. Среди множества снимков я всё — таки нашла… Нашла и ….на крыше сидел Самуил и читал газету, а за его спиной были видны два белоснежных крыла.
Сказать что удивилась — ничего не сказать. Но если честно, где-то в глубине души, поняла, что знала это…
— Я так и знала. Просто не могло быть иначе, — повторила я слова Самуила и улыбнулась.
Почувствовав легкое прикосновение к ноге и тихое «Мрр», протянула руку и погладила котенка по беленькой головенке:
— Я назову тебя Самуил!
Он благодарно замурлыкал.

 

 



Из громоздкой туши ледяного дракона фонтаном выпадали бонусы: броня, оружие, золото. «Класс! И жизни целы!» — мышкой собрала призы и… Услышала:
— Просыпайся, соня!
Приоткрыв глаз, увидела улыбающиеся лицо мамы.
— Мам, ну зачем ты меня разбудила?
— Сегодня Новый Год, могут прийти гости, а ты спишь. Вставай солнышко, – сказала мама, надевая пальто.
— Новый Год будет только завтра, а сон не повторится! – вздохнула, лениво потягиваясь.
— Какой сон?
— Классный! Победила дракона с первого раза!
Мама покачала головой:
— Ох, уж эта игра! Отдохнула бы ты от компьютера!
— Ну, мам, я ждала каникул, чтобы добить этот квест, — пробормотала я.
— Ладно. Закрой за нами. Разогрей пиццу, сок — в холодильнике.
— Окей!
Мама ласково улыбнулась и чмокнула меня в макушку.

Закрыв дверь, поплёлась в ванную. Из головы не выходил мой недельный кошмар — Эльфийский Снежный Дракон, который постоянно убивает Эластра. «Может, мама права? Нет. Оля же смогла, и я смогу!»

Взяв пиццу и сок, я уселась перед телевизором: щелкая пультом, остановилась на «Эрагоне», и принялась за еду. Замигал сотик.
— Слушаю, — выключив звук у телешумелки, подошла к окну.- В шесть жду! Только хлопушки захвати. Кстати, как ты прошла дракона у эльфов?
Провела пальцами по запотевшему стеклу: медленно падающие снежинки кружили в танце, сугробы сверкали в солнечных бликах. А вот из подъезда вышли близнецы Владик с Геной и затопали по нетронутому снежку к детской площадке. «Прямо идеальное предновогоднее утро!»- подумала я и тут услышала какой-то шорох. Посмотрела на украшенную ёлку, и, разумеется, ничего особенного не увидела, кроме изморози между веток. «Откуда она? Ведь в комнате тепло» — удивилась я и протянула руку к ветке. Снежная паутина ожила, на меня уставились два больших голубых глаза. Телефон с шумом упал на пол, а обладатель глазищ заметался между веток.
— Перезвоню, — еле выговорила я, подняв сотовый, не сводя взгляда с нежданного гостя.

Я в полной растерянности стояла перед елью и пыталась понять: «Кто это?» Ёлочный пришелец смахивал на небольшую белую ящерку с кружевными крылышками. Звон игрушек пугал малютку, и он шипел, обдавая их ледяным дыханием. Немного придя в себя, попробовала поймать маленькое существо, но крылатый фокус шустро перескакивал с ветки на ветку. «Дракон?» — мелькнула догадка. Тут снежный гость взмыл вверх, закружил по комнате, метнулся к окну, но ударившись о стекло, плюхнулся на подоконник. Кроха жалобно запищал, неуклюже топорща крылья. Я попыталась взять его, но чудо обдало ладошку льдом.
— Глупенький! Я тебя не обижу, — заговорила я с нежданным гостем.
Дракончик был сказочно красив: весь в мелких перламутровых чешуйках, на голове небольшой белоснежный гребень, а крылья напоминали морозные узоры на стекле! Я с восхищением разглядывала это хрупкое и испуганное создание. А малыш смотрел на меня своими голубыми глазками, не мигая.
— Отпусти! Я погибну! — послышался тихий голос прямо у меня в голове.
— Кто ты? Как ты попал сюда? –робко спросила я.

И вот, что услышала.

Голодный и усталый…Несся сквозь снег…Почувствовал запах вкусноты… Сорвал алое лакомство… Кар! Ворон! Шмыгнул в ближайшие заросли… Куст не простой, то был…Он ожил — ветки страшно заскрипели, закачались взад – вперёд… Вынырнул из них в странный мир без деревьев… Увидел внизу ель…Юркнул в неё…

Голос стих. Я почувствовала страх и одиночество. В следующее мгновение поняла, что стою перед распахнутым окном. В лицо повеяло морозной свежестью. Посмотрела на чудесного гостя, мне стало грустно: «Почему моя новогодняя сказка так коротка?» А малыш, бочком- бочком, подполз ко краю открытого окна и обернулся:
— Спасибо! – пронеслось в голове.
Малютка взмахнул своими чудесными крыльями и, взмыв вверх, исчез в снежном хороводе.

Зазвонил телефон. Машинально ответила:
— Алло… Нет, не прошла, дел много. Как-нибудь в другой раз.

Вот так история. Я некоторое время стояла у открытого окна и смотрела на кружащийся снежный танец, и думала о маленьком сказочном дракончике.



 

 

Мой день  начинается с чашки     горячего   чая. Сидя у окна на кухне, вижу спешащих по своим делам прохожих.  Вот прошел парень с собакой, он каждое утро гуляет с ней. Вот близнецов Катю и Свету повели в детский сад, а сейчас выйдет из подъезда соседка тетя Зина и направиться в сторону супермаркета. У всех своя жизнь, свои дела и хлопоты. Многие даже не подозревают о моем существовании, но все они часть моей жизни. Для меня это не просто окно, а окно в мир, в котором я редко бываю.

Сижу  с    мамой на кухне.    Мы  любим,   вставать раньше всех,  чаевничать   и    говорить   о      жизни.

Допив чай, перебираюсь к компьютеру, проверяю почту и сажусь писать, пока не проснулась младшая сестренка. Сеть – это мой второй дом. Здесь моя работа, мои друзья – в общем, связь с внешним миром. Ну, вот проснулся наш тайфун, и сразу стало шумно и тесно в квартире. Бурно деятельная сестренка Соня хочет успеть все на свете, и причем – всё сразу. Кот забился за диван от греха подальше. Из кухни тянет чем-то вкусным — мама готовит обед, а бабушка смотрит свою любимую передачу. Мир полон привычных звуков и ароматов – это моя любимая семья. И я – счастлива, я дорожу тем, что у меня есть.

 

Но так было не всегда.

Год назад я чувствовала себя одинокой и несчастной. Травма позвоночника – это вам не шутка.   Эта травма у меня    с   детства.    И диагноз врачей был…Говорят, что  ко всему  привыкаешь, но  как привыкнуть к   мечтам,    которые никогда не    сбудутся. Как  научиться жить с пустотой   в душе.   Трудно найти себя в мире, который ускользает из твоих рук со сверхзвуковой скоростью.   я  искала себе   занятие: рисовала  каракули, играла  на  фортепьяно       одним   пальцем,  даже  лепила…    Но    понимала,   что это   не моё. После каждой неудачной попытки всё  больше     и больше  злилась на себя: «Почему    я не могу?!    Есть и     спортсмены,  и художники, и даже актеры! У каждого   есть  свое   дело, свой   талант! Кроме      меня   и  что дальше?!»      я     оказалось особенной    даже    среди  особенных. Какими словами выразить, как передать мои чувства – да никак. С этим надо жить. И я жила:  часто плакала, видя грустные глаза мамы.   Помогала сестрёнке делать   уроки,    общалась  с      друзьями         по   сети, и  читала.

 

 

Прошлым   летом  мама привезла меня в заброшенный парк. После того как построили новый парк с аттракционами и кафешками,  здесь мало посетителей, что меня вполне устраивает. Старый фонтан, окруженный скамейками, придает ему  самобытность и уют. Вот и сейчас я осталась одна в парке у фонтана. Мама, поцеловав меня и погладив по голове, улыбнулась и побежала в магазин.

Оставшись одна, я подъехала поближе к фонтану. Сама скульптура фонтана, изображающая какую-то диковинную толстую рыбину,    облупилась и выглядела очень старой и забытой. Облокотившись о парапет, заглянула вниз. Конечно, воды там давно не было, только опавшие листья и какой-то мусор. Кое-где в трещинах зеленела настырная травка, а на противоположной стенке было написано: «К+В=Л». Глядя на эту надпись, стало грустно. Где-то рядом жужжала пчела, легкий ветерок слегка шевелил листву, создавая какую-то сонную атмосферу. Я подъехала к скамейке, на которой лежала моя любимая книга. Устроившись поудобнее, углубилась в мир Толкиена и временно выпала из реальности.

Через какое-то время я услышала как кто-то сел  на скамейку. «Мама», — подумала я, отрываясь от книги. На   скамейке сидела рыжеволосая  девушка и с любопытством смотрела на меня. Не люблю,  когда меня рассматривают. С некоторым раздражением  снова уткнулась в книгу.

— Привет! – услышала я. – Читаешь?

Боковым зрением увидела, как незнакомка    беззаботно болтает ногами.

— Ну, да.

— у-у… Интересная книжка? – не унималась она.

Я вздохнула, и, поняв, что просто так эта особа не отстанет, захлопнула      книгу.

— Я  тоже люблю читать и узнавать что-то! —  мечтательно сказала девушка, и лучезарно улыбнулась, её щечки    загорелись веснушками.

— Да! Я люблю читать, особенно сказки…

— Потому что в них всё хорошо кончается? – перебила вопросом незнакомка и засмеялась.

Я с некоторым удивлением посмотрела на нее, смех у девушки был удивительный, как будто где-то пропел волшебный колокольчик.

-Наверно, в сказках всё не так как в жизни…  —      подумала     вслух.

-И там случаются чудеса? – снова засмеялась незнакомка.

—  Ну,  да…

Подняла голову  — на меня в упор смотрели зеленые глаза.

Сердце как-то странно стукнуло.

— А  разве в этой жизни не бывает чудес?  Посмотри вокруг —  сколько удивительного! – девушка вскочила и, запрыгнув  босыми ногами на скамейку раскинула руки,   — Красота!     —  крикнула она        на весь    парк.

Её возглас   разнесся    эхом  по     всей округи.

«Особа-то со странностями», — подумала я.

— Ну, не страннее, чем ты, — спрыгнув на землю, весело сказала девушка.

И нагнувшись ко мне,      спросила:

– Разве это плохо?

Любительница задавать вопросы резко развернулась и легкой походкой пошла  к фонтану. Сев на край и поманила меня рукой:

— Посмотри как красиво!… – снова засмеялась незнакомка.

— Вот еще. Что я там не видела?

— Давай! Ну! Ты удивишься!       — по-детски упрашивала она.

Я немного заинтригованная подъехала к фонтану  и …

Лучи  заходящего солнца,  прорываясь сквозь листву, отражались в чистой  прозрачной воде золотистыми бликами. Фонтан был полон до краев…

— Но как!… Это невозможно!… – только и смогла выговорить я.

Девушка       хитро прищурилась   и, зачерпнув в ладошку воды, брызнула мне в лицо.

От неожиданности я зажмурилась, а когда посмотрела на нее, то увидела голубые глаза, лукаво посматривающие из-под рыжих локонов.

— Кто ты? – еле слышно прошептала я.

— А… -кокетливо отмахнулась  рукой незнакомка, — Разве это так важно?

Она снова резко наклонилась ко мне:

— Вот кто ты? – она моргнула, и глаза ее пожелтели, — Ксюша!!

….

— Способна ли ты увидеть в этом мире сказку, к которой так стремишься?     Найдешь  ли   чудеса в своей жизни?

— Я не знаю.. – прошептала я. И в этот миг мне стало так грустно и жаль себя. Перед глазами промелькнула моя жизнь… — Не знаю… — на глаза навернулись слезы.

— Ты просто не хочешь видеть…Не ценишь того, что у тебя есть, — грустно сказала незнакомка и взяла меня за руку.

Сквозь слезы я увидела ее черные глаза, а затем дунул холодный ветер и  черные тучи заволокли небо. Я посмотрела по сторонам и увидела черные стволы деревьев, голую землю… что-то  коснулось моего лица. Посмотрев вверх, с ужасом осознала, что с неба падает черный снег… нет, не снег — пепел.       Поняла, что не могу вздохнуть, нечем дышать….Всё завертелось перед глазами…

Смех волшебных колокольчиков…

Я сижу в парке у  фонтана. Рядом – рыжеволосая незнакомка. Она свесила ноги в воду и, склонив голову набок, улыбается.

— Мы сами строим свой мир и видим его  таким, каким хотим. Всё зависит от человека. Можно прожить жизнь недовольным собой и окружающими, ища виноватых и жалея себя. Можно радоваться тому, что ты живешь. Что утром ты встречаешь рассвет, слышишь пение птиц, что есть кого позвать и есть кто ответит. Что ты можешь быть любима и любить. Всё,  Ксения, в твоих руках и в твоем сердце. Живи.. И береги то, что у тебя есть..

Она протянула руку и положила мне на колени белый лепесток розы. Потом встала и пошла по аллее. Я смотрела сквозь слезы как она уходит,  и хотела крикнуть: «Стой!!», но не могла… Незнакомка дошла до кустов сирени  и, обернувшись, помахала мне рукой. Я смахнула слезы – на аллее уже никого не было, и я, почему-то, не удивилась.

— Доченька! Что с тобой? – услышала я голос мамы. – Что случилось?

— Ничего, мамочка! Всё хорошо! – преувеличенно бодро сказала я. – Просто сказка немного грустная, — сказала я и погладила маму по руке.

Было грустно и радостно одновременно. Я не хотела думать о том, кто была эта удивительная незнакомка, и как это всё было возможно. Сейчас мне было хорошо от того, что я сижу в любимом парке с мамой, а вокруг зеленеет трава, светит солнце, и я живу.

После этой истории, я    по-другому стала     смотреть на  жизнь. Попробовала писать рассказы, и      постепенно поняла, что  это моё. Училась у     классиков и  дивилась, как простые слова    творят чудеса.  А главное     делала, то,   что   было  по     душе! Я… писала!  Нравилось возиться     со словом, искать новые образы, строит сюжет.  Иногда   легко, как будто кто-то помогал, но чаще писалось с   трудом.  Моим девизом стала фраза « Только вперед!». Нашла свой жанр – фэнтези. Темой моего  литературного дебюта     стали греческие  богини.   Перечитав множества          легенды    и       пересмотрев  фильмы     о них,  заметила  одну закономерность:  часто         богинь   изображают  злыми  и жестокими. Странно, я никак не могла представить злую богиню. Посчитав, это      неправильным,   написала миниатюру о     доброй богине.

 

 

Впереди   у меня     трудный   путь, но я не боюсь,  и     теперь    знаю, к  чему стремлюсь.

 

Прошел год с той встречи в парке у фонтана.    Иногда   задумываюсь: «Не    пригрезилось         мне  всё?», но         лепесток  розы,    лежащий в моем     дневнике, доказывает   обратное. Я часто вспоминаю ту, что изменила мой мир, изменила меня, мое отношение к жизни. Кто она? – я никогда не узнаю, но хотелось бы верить, что это была БОГИНЯ.               

@Танова Ильяна



Где то, там за горами за лесами, в Зачарованном лесу на лесном пригорке стоит раскидистое дерево. Его можно было принять за дуб, если бы не цвет листьев. Круглый год лесной великан, как ни в чем не бывало, окутан нежно-розовой листвой. И глядя на это чудо, сразу вспоминается цветущий сад весной. Жизнь ни на секунду не замирает возле этого исполина. Днем в траве вокруг дерева суетятся лесные обитатели: то белка тащит, отвоеванный у ежа грибок, то выскочит на полянку испуганный кем-то заяц. А уж жучков, бабочек и стрекоз, занятых своими «насекомьими» делами, и не сосчитаешь. Ночью в лунном свете листья удивительно переливаются, а когда становиться тихо в лесу, слышен шепот, словно они переговариваются о чем-то.

Зимой все вокруг укутано снежным одеялом, а возле чудо-дерева кипит жизнь. Многие обитатели леса нашли приют между корней, в ветвях и в могучем, в три обхвата, стволе. Всех защитит и укроет, никого не обидит. А весной, когда жизнь в лесу просыпается, в майское полнолуние возле него – творится волшебство. Собираются со всего леса к древнему великану маленькие человечки – дафницы. И приносят ему свои дары, самое дорогое: кто ягоды, кто грибы, кто красивый самоцвет, где-то найденный и бережно хранимый. Усядутся возле дерева, а потом начинают петь. Голоса у них тоненькие, но звонкие. Песня тихая и чуть печальная, как будто делятся малыши с деревом своими радостями и печалями. И это пение подхватывают листья, и уносится их песня далеко-далеко в небеса, аж до самой Луны. И хранит хозяин леса этот народец, и дает им волшебную силу.

И называется оно – ДЕРЕВОМ ЖИЗНИ.
@ Танова Ильяна



Ночь. Летняя теплая ночь.
Окно в комнату открыто настежь, и занавеска колышется от легкого ночного ветерка. В него заглядывает луна и звезды. Я просыпаюсь от какого-то смутного ощущения тревоги. Подхожу к окну и смотрю вверх на звезды. И тут слышу какой-то звук. Не могу понять, откуда он исходит: тонкий такой, нежный. Я прислушиваюсь, такое чувство, что музыка звучит у меня в голове. Таинственные звуки становятся все громче. Мне очень нравится. Мне спокойно и хорошо… Но почему-то где-то внутри меня возникает чувство тревоги, какой-то неправильности. А музыка звучит все громче. Нет даже не громче – она завладевает мной. И вместе с неземным блаженством, растет СТРАХ!
Я не могу пошевелиться!
Я не могу дышать!
Я не могу думать!
И только – МУЗЫКА и СТРАХ! Я не чувствую ни рук, ни ног. И мне кажется, что я уже не стою возле окна, а поднимаюсь куда-то вверх. Я опускаю взгляд вниз и вижу себя, тихо лежащего на полу… Меня охватывает паника и ужас… А ветерок подхватывает меня и уносит куда-то в ночь, куда-то в темноту над городом. И только музыка, которая зовет, манит. И никуда от нее не спрятаться!
Я лечу над городом. И тут вижу какие-то тени, как будто кусочки светящегося тумана. Их много, и они все куда-то летят, и я лечу вместе с ними. И звуки музыки, которые перестали быть манящими, теперь они приказывали!
Что же это!
Куда же это Я!
Куда же это МЫ!
Потому что я лечу уже в потоке туманных огоньков. Сквозь музыку я слышу крики. Нет! Не слышу – чувствую! Тут впереди на одной из крыш высокой башни я вижу человека. Мы летим к нему. Музыка становится невыносимой! И тут я вижу, что человек играет на каком-то инструменте, что-то похожее на свирель…

Вот откуда этот ужас!!!

Вот откуда эта Музыка!!!

Я подлетаю совсем близко к незнакомцу. Тут он поднимает ко мне лицо… У НЕГО НЕТ ЛИЦА…

Я кричу! КРИЧУ!..КРИЧУ!!!…и просыпаюсь.

Я задыхаюсь и пытаюсь унять бешено колотящееся в груди сердце.

За окном летняя ночь. Ветерок колышет занавеску. Немного успокоившись, я встаю с кровати и подхожу к окну, и слышу музыку…

@ Танова Ильяна