Возле окна стояла женщина в сером пышном платье и задумчиво смотрела на  снегопад.
— Матушка, расскажи о  снежных драконах?- попросил темноволосый мальчуган, поудобнее  усаживаясь в постели.
Княгиня, подойдя к высокой кровати, украшенной резными фигурками драконов,  заботливо подоткнула одеяло  и, слегка улыбнувшись, покачала головой:

—  Пора спать.
Княжич Яков резко вскочил и крепко обнял мать. Милиса поцеловала сына в макушку и присела на краешек кровати:

— Снежный дракон мог бы поместиться в твоей ладошке. Эти удивительные существа обладали целительным  даром и умели управлять временем. Раньше они покровительствовали нашим славным предкам, но сейчас их почти забыли…

— Но, я ведь — верю, я ведь — помню! А ты?  — возмутился Яков, вопросительно всматриваясь в лицо  матери.

—  Конечно, верю! — смутилась Милиса, — Тебе давно пора спать.
Княгиня укрыла сына и вновь поцеловала Якова.

 

Мальчик уснул. Милиса никак не решалась покинуть спальню сына, чувствуя непонятную тревогу. Она быстро прошлась по комнате, нервно  теребя косу. Вспоминая, торжественный обед в честь брата  мужа – князя   Ратмир, Милиса заметила, что гость ведёт себя слишком вызывающе. Но князь Любомир в младшем брате души не чаял и  смотрел на его вольности, как на детские шалости. «Зачем Ратмир приехал в гости к брату с такой большой свитой. Три сотни воинов! Зачем!?» — размышляла она, садясь в кресло. Милиса хотела поговорить об этом с мужем, но тот лишь махнул рукой заявив:

— Мой брат завтра уедет! Неужели, ты не можешь потерпеть его всего один вечер?

— Неужели, Ваше Величество не заметил, что князь в последнее время очень изменился? – она с тревогой смотрела в любимые серые глаза.

— Милиса, оставь! — раздражённо бросил Любомир.

Княгиня склонила голову:

— Как  скажите, Ваше Величество…

Женщина уселась в кресло, глядя на спящего сына, и думая о том, что

хорошо бы завтра под каким-нибудь предлогом отослать Якова к сестре. Незаметно для себя Милиса задремала. Проснулась от какого-то толчка в груди. В комнате было темно — свечи погасли, а окно было открыто. Княгиня с тревогой в сердце подошла к окну. Снизу доносились крики и бряцание оружия. Вооружённые люди с факелами бегали по площади. Кто-то кричал, слышался плач и ржание лошадей. Отшатнувшись, Милиса побледнела и зажала рот рукой. В дверь постучали тихо, но требовательно:

— Ваше Величество! – послышался тихий испуганный голос служанки.

Княгиня подбежала к двери и впустила её внутрь.

— Что? Что случилось?

—  Убили… — еле вымолвила, дрожащая от страха, Ярослава.

И не нужно было уже спрашивать: «Кого?» Милиса все поняла. «О, нет! Нет!!!» — пронеслось.

— Я так и знала, так и знала… — шептала она, судорожно прижимая руки к груди.

— Ваше Величество! Нужно бежать!

— Да… Бежать… — непослушными губами повторила княгиня, медленно оседая на пол.

Но мысли о сыне заставили ее собраться.

— Нужно Якова вывести отсюда!   — хватаясь за руку служанки, почти прокричала она.

В дверях появился Остап. Немолодой воевода, правая рука и советник  князя, быстро подошел к  женщинам:

— Ваше Величество…

— Я всё знаю… Остап, Якова надо спасти!
— Под замком есть подземный ход,  ведущий  в лес. Я выведу вас из замка, но

нужно спешить. Охрана еле сдерживает  врага на лестнице.

Подтверждая  его слова, из коридора донеслись крики и лязг железа.

— Да…
Ярослава уже торопливо одевала сонного мальчика, который тёр глаза и не понимал что происходит:

— Мама…

—   Яков, сынок, просыпайся скорее, нам нужно уходить, — шепнула она сыну.

—   Что случилось?  — испуганно прошептал княжич.
Княгиня судорожно вздохнула и присела на корточки перед сыном:

— Яков, я тебе потом все объясню. А сейчас мы должны бежать как можно дальше отсюда.
Яков растерянно посмотрел на мать и серьёзно не по-детски спросил:

— Случилась беда?

— Да, сынок… Случилась…

—  Может, снежные драконы помогут …

—  Может…- тихо произнесла княгиня.

Крепко взяв сына за руку, она шагнула в тёмный проход за гобеленом.

Впереди шёл Остап, освещая факелом тяжёлые каменные ступени. А за спиной  княгиня слышала торопливые шаги служанки.
Яков испуганно озирался по сторонам, но шёл, молча, крепко держась за руку матери.
Казалось, что эти ступени никогда не закончатся.  Наконец, они дошли до широкого зала, из которого вели несколько ходов:

— Это наше спасение, — проговорил верный Остап.

— А как же погоня? Ведь они найдут этот ход, — от усталости и горя, голос княгиня звучал глухо и хрипло.

— Только один ход верный. Остальные -ловушки. И только я знаю, который из них настоящий. Поэтому Его Величество приказал мне бросить его, когда на него  напали, и спасти вас любой ценой.

Глаза Милисы наполнились слезами.

Где-то  далеко послышались голоса.

Осип прислушался, затем подошёл к одному из проходов и махнул рукой:

— Впёред…

Беглецы спешно двинулись вглубь тайного лабиринта.

Сколько раз они сворачивали и меняли направление, княгиня не знала. Она полностью доверилась Остапу, который не единожды спасал жизнь её супругу.  Через какое-то время пришлось остановиться.  Яков совсем выбился из сил. Хорошо, что Ярослава захватила при побеге немного сыра и воды. Милиса была ей очень благодарна.

Затем, после длительного перехода, они подошли к ступенькам, похожим на те, по которым они спускались.

— Почти дошли, — Остап  остановился, чтобы сменить затухающий факел.

— Хорошо… — выдохнула Милиса.

Секунду подумав, воевода протянул факел Ярославе. Бедная девочка еле держалась на ногах, но послушно взяла его и пошла вверх по лестнице. Воевода бережно взял княжича на руки, который  крепко обхватил его за шею. И они отправились вверх по каменным ступеням.

Когда беглецы подошли к массивной двери, воевода дал служанке  медный  ключ. С трудом сняв замок, девушка открыла дверь. Дунул свежий, морозный ветер. Остап вынес мальчика и подал руку княгине. Сзади   послышались крики, шаги,  воевода зло процедил:

— Всё-таки нашли, сволочи… Ярослава, быстрее!

Девушка, вскрикнула, и побледнев, упала на землю.  Из её спины торчала стрела.  Княгиня зажала рот рукой, Остап быстро оттащил умирающую Ярославу от двери и поспешно захлопнул ее. Старый железный засов проскрипел – ход был закрыт.

— Ваше Величество, её уже не спасти…  А если задержимся, нас догонят.

Княгиня растерянно заморгала, взяла сына за руку:

—  Надо добраться до моей сестры…

-Ваше Величество, в первую очередь вас будут искать именно там! Нужно идти

на север к моему дяде графу Борису, он нам поможет. Но пока надо переждать в укромном месте.

Заслышав шум, беглецы бросились в сторону темнеющего леса.

 

Милисе казалось, что они вечно бредут по заснеженной чаще. Она с опаской смотрела по сторонам, ни на минуту не выпуская ладошку сына. Мальчик, спотыкаясь, с трудом шёл  по сугробам, но не плакал.  Вечерело. Мороз крепчал.  И когда воевода вывёл их к старой хижине лесника, княгиня облегченно вздохнула. Яков совсем выбился из сил, и, последние полчаса Остап нес его на руках. Хижина была старая, но крепкая. Якова трясло, он пожаловался:

— Холодно!

В глубине комнаты Милиса нашла одеяло, сшитое из шкур, и укутала сына.

Остап  разжёг огонь и устроил княгиню с сыном возле очага. Затем воевода подогрел остатки похлёбки и подал Милисе:

— Ваше Величество, вам надо поесть и набраться сил. Путь будет неблизкий.

Княгиня благодарно кивнула. Яков робко спросил:

— Где папа?

Милиса тихо застонала, а Остап сказал:

—  Крепитесь, Ваше Высочество. Ваш отец был убит, но даже в последние минуты жизни, он думал о вас. Вы вырастите и отомстите за  него!

Прильнув к матери, мальчик горько заплакал. После скудной трапезы, Милиса и Яков беспокойно уснули на узкой лежанке. А Остап улёгся возле дверей.

Женщину разбудили мужские голоса:

— Это правда, княгиня  с княжичем?

Милиса открыла глаза и  повернула голову. За столом сидел бородатый мужчина в тулупе и недоверчиво смотрел на Остапа.

— Разуй глаза! Я не мог привести сюда изменников княжества! – сердито процедил Остап, резко хлопнув ладонью по столу.

— В городе говорят, что ты тоже изменник… — медленно проговорил мужчина.

Мощная рука воеводы дернулась к мечу, лесник поспешно добавил:

— Но я тебе верю. Вам надо уходить, за ваши головы назначена награда. А если вас найдут здесь, то и  мне не сносить  головы.

Лесник помог им собраться, поделился съестными припасами и хмуро проворчал:

—  Всё, что есть.

Остап взвалил на плечи мешок с провиантом, они вышли из хижины. Милисе не понравился этот угрюмый мужчина и когда они отошли подальше, она осторожно спросила:

— Он же нас не выдаст?

Воевода с тревогой оглянулся:

— Надеюсь, что нет,  — в его голосе слышалась неуверенность, — Но лучше нам  поспешить.

—  А  разбойники тут есть?

—  Да. Поэтому нужно продвигаться быстро и тихо.

 

 

 

Они шли целый день. Иногда воевода нёс Якова на руках и тот спал. Княгиня изнемогала от усталости, но запретила себе даже думать об отдыхе. К вечеру они вышли на равнину. Милиса посмотрела на алый закат и ещё крепче прижала к себе сына. К ним подошёл воевода и сказал:

—   Ваше Величество, вам нужно отдохнуть. Я сумею вас защитить.

Княгиня осмотрелась и кивнула. Мужчина срубил несколько веток, разжёг небольшой костёр, и достал куски вяленой оленины  с хлебом. Яков устало зевнул и спросил:

— Когда мы пойдём домой?

— Не знаю, — печально произнесла Милиса.

Она, вглядываясь в пламя костра, бережно перебирала в памяти счастливые моменты.

 

…   По крыше кареты барабанил дождь. Княжна Милиса пыталась сквозь водяные струи разглядеть свои будущие владения. Постоянно теребила амулет, подаренный матушкой, с тревогой думала: «Смогу ли я  полюбить  будущего мужа?». Карета остановилась.  Темноволосый, мужественный юноша подал ей  руку, а она  смущенно улыбнулась, поправив плащ, и отдала этому незнакомцу своё сердце …

 

 

Усталый голос воеводы вернул Милису к реальности:

—  Ваше Величество, вам нужно поспать.

Яков уже заснул на её руках.

— Хорошо,-  вяло кивнула женщина и  придвинулась поближе к огню.

Но поспать княгине не удалось. Остап вскочил на ноги, услышав стук копыт:

— Бегите! – крикнул старый вояка, выхватив меч.

Милиса перебросила котомку через плечо, схватила в охапку сына и побежала.

 

Остапа окружили, к нему подъехал Ратмир в алой накидке.

— Ну и где княжич?- растягивая слова, спросил он.
—  Предатель! — зарычал воевода и замахнулся мечом.

И в тот же миг его мощную грудь пронзило копьё. Остап из последних сил яростно прошипел:

-Братоубийца…

От ярости Ратмира  побагровел, резко натянул поводья и приказал:

— В погоню!

Сердце Милисы сжалось. Ужас на миг овладел ею, но увидев перепуганное лицо сына, она прокричала:

— Держись!

Прижимая к себе Якова, Милиса неслась, сама не понимая куда. Вскоре она выбежала на поляну, залитую лунным светом. Тяжело дыша, женщина посмотрела назад и с облегчением, поняла, что погони уже нет.

 

Переждав, пока всё стихло, княгиня и княжич отправились  на север. Через два дня Милисе стало ясно, что они сбились с пути. Яков  больше не хныкал. События последних дней  сильно изменили мальчика, он старался вести себя  как мужчина. Однажды они  остановились возле одинокой берёзы. Усевшись на холодный снег, женщина вытряхнула из котомки последний кусок хлеба и протянула его сыну:

— Медленно жуй.

Облокотившись о ствол, Милиса устало закрыла глаза. Съев хлеб, Яков обнял мать. У женщины не осталось надежды, она уже давно выплакала все слезы. Княгиня с ужасом понимала, что они погибнут от голода, но не знала, как спасти сына. Яков стал собирать   ветки для  костра,   как это   делал Остап. Подходя  к ели, княжич заметил на заледеневшей ветке, две голубые бусинки, которые смотрели на него. Внимательно приглядевшись, он увидел  обладателя пристального и грустного взгляда — маленькую крылатую ящерицу, жемчужного цвета. Яков с волнением  шепнул матери:

— Матушка, смотри снежный дракон!

— Яков, сейчас мне не до сказок! — вздохнула Милиса и встала, — Давай  попробуем  развести  костер.

Княжич осторожно подошёл ближе:

— Неужели, ты его не видишь? Лети сюда, малыш!

Милиса ахнула, когда на ладошку сына село крошечное существо с кружевными крылышками. С её синих губ вырвался хриплый крик:

— Помоги!

В голове послышалось шипение:

— Для этого, я тут! Мы можем вернуть вас в прошлое…

Малютка перелетела на плечо королевы и заглянула в глаза.

— Мы?  — переспросила женщина.

— Я в одиночку не смогу, но в Драконьей Пещере нас много! Я вас отведу!

Княгиня в нерешительности уставилась на маленького дракона. Жизнь приучила её  не  верить, ни в снежных драконов, ни в чудеса. Вдруг женщина поняла, что они никогда  не дойдут до дяди Осипа. Она закрыла глаза и представила на миг своего Любомира, живым. Слёзы появились на ресницах, и она жалобно вскрикнула:

— Отведи, пожалуйста… Я больше не могу…

Она заплакала. Яков долго смотрел на маму, потом обнял её:

—  Мамочка, всё будет хорошо! Снежный дракон нам поможет!

 

Милиса и Яков шли за летучим проводником до самого вечера. Упали сумерки, и    снежный дракон слегка заискрился, королева напряжено вглядывалась в темноту.      Услышав, шум  в  кустах, они    побежали. Свет факелов ослепил княгиню, их окружили  мужчины с топорами  и с кинжалами. Хриплый голос прогремел:

— Кто вы?

— Я жена боярина Славомира, а это его сын! Мы заблудились, и мой муж будет благодарен вам! — Милиса старалась, чтобы её голос не дрожал.

Бородатый мужчина грубо развернул её лицом к себе, придирчиво осмотрел и вынес свой вердикт:

— Ты врёшь! Связать их!

Яков замахнулся на разбойника палкой, но тот увернулся, и  пнул мальчика в спину. Милису с Яковом крепко связали и бросили к большему валуну.

—  Ваше Величество… — послышалось в темноте.

Милиса узнала голос бывшего княжеского  советника Ведагора, которого за измену приговорили  к смертной казне. Яков обиженно засопел, ударившись коленкой  о камень.

—  Не удивительно, что  Ратмир тебя отпустил! Предатель! — со злобой проговорила Милиса.

— Не отпустил, я сам сбежал. Ваше Величество, я и вправду не знал, что вино было отравлено.   Я хотел сообщить вашему мужу о планах его брата. Нужно выбираться отсюда…

— Матушка, где дракончик?

Испуганный княжич стоял  на коленах перед матерью, и  медленно оглядываться.

— Яков, тихо, — шепнула она сыну, незаметно пытаясь ослабить веревки, ища глазами их маленького спутника.

«Неужели, он нам померещился от голода и холода!» — с горечью подумала Милиса и обратилась к  соседу по несчастью:

— Может, у вас есть план?

— На рассвете  сбежим… — шепнул Ведагор.

Разбойники сидели у костра, играли в кости, пили вино, делили добычу. Одноглазый     мужчина рыгал и портил воздух, двое бранились из-за драгоценного ожерелье, отнятого  у Милисы. Полночи они пировали. Хмельной напиток свалил их в сон, лишь двое держались начеку. Увидев, что разбойники заснули, Ведагор начал развязывать верёвки на руках княгини и княжича. Перед глазами Милисы замаячил снежный дракон:
— Ратмир едет сюда!

Послышался топот копыт. Разбойники вскочили на ноги, обнажа кинжалы и топоры.  Из кустов  выскочили  воины Ратмира и началась битва. На пленников уже  никто не  обращал внимания. Ведагор мгновенно схватил Якова за руку и потащил куда-то, мальчишка упёрся и испуганно простонал:

— Нет…

Милиса бросилась следом, умоляющее крикнув:

— Ведагор, не делай этого! Докажи, что ты не предатель!

— Ваше Величество, я был верен вашему мужу, но сейчас я могу спасти свою  жизнь…

Снежный дракончик присел на плечо к Ведагору, но тот этого не заметил, а замер в нерешительности.

—   Пустите меня…- еле слышно попросил Яков.

Мысли смешались в голове Ведагора и он отпустил княжича:

-Ладно, бегите, я вас прикрою.

Милиса на бегу схватила за руку сына и побежала за драконом.

 

Вскоре разбойники разбежались, но их пленник — седеющий, статный мужчина                        даже не собирался бежать. Ведагор чинно сидел на валун. Его окружили воины, которых советник одарил усталым взором. К нему подъехал новоиспечённый князь и приставил  меч к горлу советника:

— Предатель, тебя ждёт страшная смерть!

Ведагор медленно проронил:

— Твои  воины не убили княжича…

Смуглое лицо предателя передёрнулось, он и с усилием выдавил:

-Хорошо, я тебя отпущу. Говори, где они?!

 

 

«Всё-таки предал!» — подумала княгиня, заслышав позади конный топот. Они вышли к замёрзшему водопаду, где через застывшие струи виднелся вход в пещеру.

— Быстрее! Они уже близко! — поторопил дракончик.

Милиса и Яков осторожно шли по толстому льду к входу. Их ноги скользили, они падали,   но  всё равно вставали и шли дальше.

Почти добравшись до пещеры, Милиса замешкалась и оглянулась, к водопаду приближался Ратмир с войском.  Милиса увидела летящую стрелу. Женщина почувствовала в плече дикую боль, втолкнув Якова в пещеру, стала оседать на землю. Яков испуганно крикнул:

— Матушка!

Дракон прошипел:

— Ей нужно помочь!

Яков помог маме войти в пещеру. Со всех сторон к ним слетелись снежные драконы. Милиса, закричав от боли, рухнула на землю, Яков обнял мать и горько заплакал. Сказочные существа облепили Милису и Якова. Окровавленная стрела как будто растворилась от прикосновения их крылышек. Жгучая боль в плече исчезла. Милиса ощутила покой и  счастья. Она закрыла глаза.

 

Звук горна заставил Милису  вздрогнуть  и  открыть глаза. Она стояла у окна. Горн возвещал о приезде Ратмира. Яков сонно приподнялся и пробубнил:

—  Матушка!

— Спи, ещё рано! — дрожащим голосом произнесла она, повернувшись к

нему.

Княжич уже закрыл глаза. Ярослава дремала на стуле, но тут, же проснулась, когда Милиса склонилась над ней и напряжённо сказала:

— Ярослава, побудь с княжичем!

 

 

 

После торжественной части встречи, Любомир пригласил брата на пир. Милиса не удержалась и прильнула к мужу:

— Я вас люблю…

-Я тоже… Но что с вами? Вы дрожите как осиновый лист!

Уловила подозрительный взгляд Ратмира,  Милиса заставила себя снисходительно улыбнуться:

— Ничего страшного. Просто устала.

 

Княгиня тайком подозвала Остапа к себе и приказала следовать за ней в библиотеку.

—  Ваше Величество, что-то случилось?  — с тревогой спросил  воевода.

— Да. — кивнула она, нервно кусая губы, и не зная с чего начать.

Воевода, как всегда, преданно смотрел на королеву. «Что ему  сказать?» — думала она, усаживаясь в кресло:

-Возможно, вы мне не поверите, но выслушайте меня…

 

Тёмной ночью к княжеской горнице, крались вооружённые люди.  Ратмир остановился  напротив дверей, и бесшумно вынул меч из ножен. Тут дверь распахнулась, на пороге стоял  свирепый Остап, который прорычал:

-Измена!

За его широкой спиной стоял князь с княгиней.  На подмогу воеводе уже спешили стражники.  Мятежники поняли, что их окружили  и отпустили мечи. Любомир непонимающе смотрел на брата:

— Зачем?

Ратмир угрюмо смолчал.

 

Майским, тёплым утром, Остап боролся с княжичем  на деревянных мечах в королевском саду. Милиса  и Любомир стояли возле цветущей вишни, любуясь наследником.  Отразив серию ударов, Остап довольно заметил:

—  Настоящий воин растёт!

Мальчик увидел, как кружат в лёгком ветре лепестки вишни:

— Красиво! Прямо как снежные драконы!

Князь удивился:

— Ты ещё веришь в эти сказки?

— Я их видел! Они существуют! Правда, матушка?

Милиса подхватила сына на руки и закружилась с ним:

— Конечно,  существуют!

 

 

 

 


Leave a Reply