Жили три мудреца и один ученик. Два мудреца твердили, что только их учение верно и строго запрещали учить другое. Мудрецы постоянно спорили между собой. Однажды ученик пошел к третьему и спросил:
— Старче, помоги я не понимаю их учения, сколько ни старался. Мне кажется, что они учат одному, но по — разному.
Старик ласково улыбнулся и сказал:
— Ты прав. Они учат одному.
— Но тогда зачем они спорят и делят учеников?
— Они видят лишь слова, а ты видишь смысл слов, истину! Пойми, вода остается водой, даже если ты назовёшь её огнем. Но если ты поверишь, что огонь это вода, то погибнешь. Так и с добром и со злом. Нельзя под добрыми делами скрывать зло и вражду. Так же нельзя отвергать добро под чужими именами. Суть любви всегда одна. Люди часто цепляются за слова и за заповеди, когда истины не видят. Бог учит любви и твои учителя тоже. Просто для Бога чужих нет. Во многих учениях  есть доля правды и лжи. Правда укрепить твою веру, ложь закалит её. Слушая слова, пытайся познать их суть, и открывай душу Богу! Господь никого и никогда не оставляет.
Лицо юноши посветлело, он сказал:
— Можно остаться с тобой?
— А разве ты не хочешь помочь своим учителям?
— Как?
— Во — первых, прости их и уважай. Люби их, больше чем меня. Им нужна твоя любовь, чтобы понять истину жизни — мы все единое целое. Любя, мы исцеляем других и становимся ближе к Богу.



Кервуд Джеймс Оливер написал великий роман «Бродяги севера». Эта пронзительная и ясная вещь о преданной дружбе, о жесткости человека и собачьей верности. История написана интересным, выразительным языком и будоражит воображение. Сюжет романа захватывает и не отпускает до самого конца. Читая эту вещь, я задумалась, что может быть хуже, чём жесткость к беззащитным существам? Жако Лебо я ненавидела всей душой. Волновалась за Микки и Нанетту с малышкой. Даже думала, бросить читать. Медвежонок Неева покорил меня сразу и навсегда. А Чэллонеру просто благодарна за его доброту. Мне странно и немного обидно, что такой «клад» не входит в топ лучших произведений и забывается. Мой совет: «Читай эту книгу в любом возрасте! Это великое произведение о жизни!».



С наступающим Новым Годом! Желаю здоровья, счастья, любви и удачи! Пусть доброта идёт лучом по Вашей жизни, отгоняя болезни, горе и печали! Будьте всегда собой и стремитесь только вперед к своим мечтам! Этот   год был тяжелым,    наверное, поэтому я   мало писала. Печали и  неудачи  нужно сначала осознать  и  принимать.     Стараюсь видеть свет…  В этом   году увлеклась шахматами. Они     помогают в  творчестве. Сейчас появилась надежда. Поняла, что могу писать с удовольствием, и с планом, но      пишу     всё-таки   медленно. Есть много задумок, надеюсь, что всё получится!



 

 

Ясным днём, когда солнечные лучи почти не оставили в облаках теней, у радужного мостика встретились тигрёнок Дик и  дракоша Яся. Тигрёнок выглядел взволнованным. Вчера друзья добрались до таинственного края Облакландии, где ещё не бывали. Но малышка  обиделась на друга:
—  Знаешь, как мне влетело от родителей! И всё из-за твоих выдумок! Ну, нашли мы этот край, и что? Даже не успели там толком ничего разглядеть!

Дракошка сердито раздула щёки и нахмурилась.

—  Сегодня мы там всё исследуем! — Дик протянул подруге шарик из  паутины,- Видишь это? — тигрёнок важно засопел и торжествующе посмотрел на Ясю. —  Мне  его дал паучок Чад.   Он  покажет нам близкий путь!

Она зачарованно  уставилась на серебристый шарик, даже чешуйки на спине начали топорщиться от любопытства. Но потом она чётко произнесла:

— Ну, уж нет! Дудки! Предки разрешили  гулять только до мостика…

— А, мне велено   сидеть дома целую неделю! Но чувствую,  что   сегодня мы должны быть именно там!

Хоть Дик и слыл отчаянным малым, который постоянно попадал в какие-нибудь передряги,  но Яся знала, что  чутьё у него отличное. Она наморщила носик и, для порядка повздыхав,  кивнула:

-Ты всегда так говоришь. Ну ладно, только ненадолго.

На розоватом облачном краю стояла Яся и вглядывалась в загадочную даль. Папа рассказывал ей, что есть другие облачные страны. А однажды дракошке показалась, что она увидела вдалеке нечто. Ясю  всегда притягивали тайны.  Подкравшись к подруге,  Дик громко крикнул:

 

—  Бу!

Но малышка даже ухом не повела, а  тигрёнок обижено запыхтел:
— Всё-таки догонять тебя непросто…

Дракошка сердито  оглянулась:

— Неужели, ты  не заметил?!- Ясмин махнула лапкой в сторону, где плыли  грязноватые, помятые  облака, скорее всего, побывавшие  в урагане,  —  Вчера их тут не было?!
Дик прищурился  и сказал:

 

 

 

— Похоже, там кто-то есть.

Тут из них высунулась заячья мордочка с длинными ушами  и  сразу же отпрянула назад. Друзья удивлённо переглянулись, Дик громко спросил:

— Эй, кто ты и  откуда?

— А вы кто? – ответил дрожащий голосок.

Дик  развёл лапками  и растеряно посмотрел на Ясю:

— Ну, что теперь делать?

Когда дракошка заглянула в облачко, то, незнакомец забился глубже.

— Не бойся,  мы тебя не обидим!  — промолвила малышка, — Меня  зовут Яся, а его Дик.

Ушастый с опаской глянул на  дракошу:

-Таш.

— А откуда  ты?  — тигрёнок подошёл к облачку, где сидел белый зайчонок.

Таш настороженно подёргал  ухом, огляделся по сторонам и неожиданно заплакал:

—  Мои облака во время урагана унесло, — его огромные голубые глаза роняли крупные слезы. Он рассказал, что его облачный остров нёс на север снег и Новый год…

— А что такое снег и Новый год?  — перебил Таша Дик.

Услышав этот  вопрос, зайчонок недоуменно уставился на тигрёнка:

— Неужели,  вы ничего не слышали про Новый год?

Чтобы не выглядеть глупо,  Дик неопределённо хмыкнул.

Яся легонько толкнула друга в бок.

— Новый год  — праздник снега и летающих разноцветных огней! Это  главное торжество времени! Наши облака должны были начать новогодний снегопад! – Таш развёл лапками в стороны, как будто показывая нечто огромное. Но, заметив недоуменные взгляды, задумался. Затем юркнул куда-то в глубину облачка и вернулся, неся что-то в лапках.

— Смотрите! — восторженно крикнул он и вскинул вверх лапки.

Дик и Яся застыли в изумлении. Сверкая, и переливаясь в лучах   солнце, на них посыпалось нечто прекрасное и лёгкое.

— Это  снежинки! Снег! Я сам его сделал!- Таш гордо задрал мордочку.

Одна снежинка упала на лапку дракоши, и она с восхищением рассматривала диковинку… В реальность её вернул грустный голосок:

— И если я  не вернусь… Время остановится…

Таш затих  и шмыгнул носом.

— Мы  поможем!  Правда,  Дик?

— Конечно… Только как? –растерялся  тигрёнок.

—  Позовём  всех и вместе что-нибудь придумаем!

 

Вскоре вокруг нежданного гостя собрались облакандцы. Одни утешали Таша, другие размышляли, как ему помочь? Дракон Брис в задумчивости чесал гребень на макушке. Яся его тормошила:
— Пап, надо Таша вернуть домой!

Брис покачал головой и  вздохнул:

—  Да, но как обратить облака на север?

Раздался  рык. Из толпы вышел мускулистый тигр Лепри и деловито оглядел  всех:

-Думаю, я знаю, как помочь. Надобно разбудить  Бабочку Северного Ветра.

-Тогда нужно поторопиться! Времени мало! — с надеждой в голосе прокричал Таш.

— Бабочки ветров весьма пугливы, и если мы пойдём  вместе, то они могут разрушить Облакландию. Мы с Диком вполне справимся, — уверенно кивнул мудрый тигр.

 

Солнечные лучи  редко пробивались через плотные верхние слои облаков. Лепри вёл Дика по совсем незнакомым местам и рассказывал сыну о Бабочках Ветра:

-Эти удивительные существа, могут управлять ветрами. Бабочки очень пугливы, и  говорить с ними нужно  осторожно. Когда они  просыпаются  — дуют сильные вихри. В нашем роду все умеют прыгать  против ветра. Нам это пригодится. Ты всё понял?

 

Наконец, они вышли  к огромному белоснежному облаку. Здесь было очень солнечно и тихо. В самом центре Дик увидел огромные разноцветные коконы. Они парили в воздухе,  слегка покачиваясь.

Лепри указал на голубой кокон:

— Вот здесь спит Бабочка Северного Ветра.

Дик подошёл вплотную и приложился ухом к шероховатой стенке кокона. Ему показалось, что оттуда донёсся тихий вздох. От неожиданности тигрёнок негромко зарычал, но этого было достаточно, и  кокон стал медленно открываться… Волна ветра  ударила в  Дика.

— Прыгай! — крикнул ему отец.

Дик юркнул в образовавшуюся щель и  с удивлением  обнаружил, что  упал  на синее  бархатное  крыло. В этот миг бабочка  чуть приоткрыла  глаза, и, несмотря на то, что она была огромная, Дик  почувствовал  всю её нежность и хрупкость. Бабочка слегка вздрогнула. Два огромных невероятно красивых глаза смотрели на незнакомца с неподдельным удивлением.

Тигрёнок уткнулся в крыло и тихо промолвил:

— Помоги  мне…

Он рассказал прелестнице  о беде зайчика, и о  конце времени, а в ответ услышал:

— Бедняжка…   Конечно, я помогу!

Бабочка пошевелилась, Дик спрыгнул на облако. Северная красавица вылезла  из кокона и, расправив синие с белоснежными узорами крылья, попросила:

— Подожди меня тут! Залезть в кокон, чтобы тебя не сдуло!

 

 

Бабочка Северного Ветра помогла Ташу. Все жители Облакландии ликовали и махали вслед уходящему облаку. Ещё был виден и сам Таш. Он подпрыгивал высоко, подбрасывал кверху снежинки и махал лапками своим новым друзьям.  «Какой   хороший праздник!» — думал Дик, наблюдая, как из уплывающего облака Таша падают снежинки, кружась и  мерцая  в лунном сиянии. Облакандцы радовались их первому торжеству снега,   поздравляя друг друга:

— С Новым годом!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 

Возле окна стояла женщина в сером пышном платье и задумчиво смотрела на  снегопад.
— Матушка, расскажи о  снежных драконах?- попросил темноволосый мальчуган, поудобнее  усаживаясь в постели.
Княгиня, подойдя к высокой кровати, украшенной резными фигурками драконов,  заботливо подоткнула одеяло  и, слегка улыбнувшись, покачала головой:

—  Пора спать.
Княжич Яков резко вскочил и крепко обнял мать. Милиса поцеловала сына в макушку и присела на краешек кровати:

— Снежный дракон мог бы поместиться в твоей ладошке. Эти удивительные существа обладали целительным  даром и умели управлять временем. Раньше они покровительствовали нашим славным предкам, но сейчас их почти забыли…

— Но, я ведь — верю, я ведь — помню! А ты?  — возмутился Яков, вопросительно всматриваясь в лицо  матери.

—  Конечно, верю! — смутилась Милиса, — Тебе давно пора спать.
Княгиня укрыла сына и вновь поцеловала Якова.

 

Мальчик уснул. Милиса никак не решалась покинуть спальню сына, чувствуя непонятную тревогу. Она быстро прошлась по комнате, нервно  теребя косу. Вспоминая, торжественный обед в честь брата  мужа – князя   Ратмир, Милиса заметила, что гость ведёт себя слишком вызывающе. Но князь Любомир в младшем брате души не чаял и  смотрел на его вольности, как на детские шалости. «Зачем Ратмир приехал в гости к брату с такой большой свитой. Три сотни воинов! Зачем!?» — размышляла она, садясь в кресло. Милиса хотела поговорить об этом с мужем, но тот лишь махнул рукой заявив:

— Мой брат завтра уедет! Неужели, ты не можешь потерпеть его всего один вечер?

— Неужели, Ваше Величество не заметил, что князь в последнее время очень изменился? – она с тревогой смотрела в любимые серые глаза.

— Милиса, оставь! — раздражённо бросил Любомир.

Княгиня склонила голову:

— Как  скажите, Ваше Величество…

Женщина уселась в кресло, глядя на спящего сына, и думая о том, что

хорошо бы завтра под каким-нибудь предлогом отослать Якова к сестре. Незаметно для себя Милиса задремала. Проснулась от какого-то толчка в груди. В комнате было темно — свечи погасли, а окно было открыто. Княгиня с тревогой в сердце подошла к окну. Снизу доносились крики и бряцание оружия. Вооружённые люди с факелами бегали по площади. Кто-то кричал, слышался плач и ржание лошадей. Отшатнувшись, Милиса побледнела и зажала рот рукой. В дверь постучали тихо, но требовательно:

— Ваше Величество! – послышался тихий испуганный голос служанки.

Княгиня подбежала к двери и впустила её внутрь.

— Что? Что случилось?

—  Убили… — еле вымолвила, дрожащая от страха, Ярослава.

И не нужно было уже спрашивать: «Кого?» Милиса все поняла. «О, нет! Нет!!!» — пронеслось.

— Я так и знала, так и знала… — шептала она, судорожно прижимая руки к груди.

— Ваше Величество! Нужно бежать!

— Да… Бежать… — непослушными губами повторила княгиня, медленно оседая на пол.

Но мысли о сыне заставили ее собраться.

— Нужно Якова вывести отсюда!   — хватаясь за руку служанки, почти прокричала она.

В дверях появился Остап. Немолодой воевода, правая рука и советник  князя, быстро подошел к  женщинам:

— Ваше Величество…

— Я всё знаю… Остап, Якова надо спасти!
— Под замком есть подземный ход,  ведущий  в лес. Я выведу вас из замка, но

нужно спешить. Охрана еле сдерживает  врага на лестнице.

Подтверждая  его слова, из коридора донеслись крики и лязг железа.

— Да…
Ярослава уже торопливо одевала сонного мальчика, который тёр глаза и не понимал что происходит:

— Мама…

—   Яков, сынок, просыпайся скорее, нам нужно уходить, — шепнула она сыну.

—   Что случилось?  — испуганно прошептал княжич.
Княгиня судорожно вздохнула и присела на корточки перед сыном:

— Яков, я тебе потом все объясню. А сейчас мы должны бежать как можно дальше отсюда.
Яков растерянно посмотрел на мать и серьёзно не по-детски спросил:

— Случилась беда?

— Да, сынок… Случилась…

—  Может, снежные драконы помогут …

—  Может…- тихо произнесла княгиня.

Крепко взяв сына за руку, она шагнула в тёмный проход за гобеленом.

Впереди шёл Остап, освещая факелом тяжёлые каменные ступени. А за спиной  княгиня слышала торопливые шаги служанки.
Яков испуганно озирался по сторонам, но шёл, молча, крепко держась за руку матери.
Казалось, что эти ступени никогда не закончатся.  Наконец, они дошли до широкого зала, из которого вели несколько ходов:

— Это наше спасение, — проговорил верный Остап.

— А как же погоня? Ведь они найдут этот ход, — от усталости и горя, голос княгиня звучал глухо и хрипло.

— Только один ход верный. Остальные -ловушки. И только я знаю, который из них настоящий. Поэтому Его Величество приказал мне бросить его, когда на него  напали, и спасти вас любой ценой.

Глаза Милисы наполнились слезами.

Где-то  далеко послышались голоса.

Осип прислушался, затем подошёл к одному из проходов и махнул рукой:

— Впёред…

Беглецы спешно двинулись вглубь тайного лабиринта.

Сколько раз они сворачивали и меняли направление, княгиня не знала. Она полностью доверилась Остапу, который не единожды спасал жизнь её супругу.  Через какое-то время пришлось остановиться.  Яков совсем выбился из сил. Хорошо, что Ярослава захватила при побеге немного сыра и воды. Милиса была ей очень благодарна.

Затем, после длительного перехода, они подошли к ступенькам, похожим на те, по которым они спускались.

— Почти дошли, — Остап  остановился, чтобы сменить затухающий факел.

— Хорошо… — выдохнула Милиса.

Секунду подумав, воевода протянул факел Ярославе. Бедная девочка еле держалась на ногах, но послушно взяла его и пошла вверх по лестнице. Воевода бережно взял княжича на руки, который  крепко обхватил его за шею. И они отправились вверх по каменным ступеням.

Когда беглецы подошли к массивной двери, воевода дал служанке  медный  ключ. С трудом сняв замок, девушка открыла дверь. Дунул свежий, морозный ветер. Остап вынес мальчика и подал руку княгине. Сзади   послышались крики, шаги,  воевода зло процедил:

— Всё-таки нашли, сволочи… Ярослава, быстрее!

Девушка, вскрикнула, и побледнев, упала на землю.  Из её спины торчала стрела.  Княгиня зажала рот рукой, Остап быстро оттащил умирающую Ярославу от двери и поспешно захлопнул ее. Старый железный засов проскрипел – ход был закрыт.

— Ваше Величество, её уже не спасти…  А если задержимся, нас догонят.

Княгиня растерянно заморгала, взяла сына за руку:

—  Надо добраться до моей сестры…

-Ваше Величество, в первую очередь вас будут искать именно там! Нужно идти

на север к моему дяде графу Борису, он нам поможет. Но пока надо переждать в укромном месте.

Заслышав шум, беглецы бросились в сторону темнеющего леса.

 

Милисе казалось, что они вечно бредут по заснеженной чаще. Она с опаской смотрела по сторонам, ни на минуту не выпуская ладошку сына. Мальчик, спотыкаясь, с трудом шёл  по сугробам, но не плакал.  Вечерело. Мороз крепчал.  И когда воевода вывёл их к старой хижине лесника, княгиня облегченно вздохнула. Яков совсем выбился из сил, и, последние полчаса Остап нес его на руках. Хижина была старая, но крепкая. Якова трясло, он пожаловался:

— Холодно!

В глубине комнаты Милиса нашла одеяло, сшитое из шкур, и укутала сына.

Остап  разжёг огонь и устроил княгиню с сыном возле очага. Затем воевода подогрел остатки похлёбки и подал Милисе:

— Ваше Величество, вам надо поесть и набраться сил. Путь будет неблизкий.

Княгиня благодарно кивнула. Яков робко спросил:

— Где папа?

Милиса тихо застонала, а Остап сказал:

—  Крепитесь, Ваше Высочество. Ваш отец был убит, но даже в последние минуты жизни, он думал о вас. Вы вырастите и отомстите за  него!

Прильнув к матери, мальчик горько заплакал. После скудной трапезы, Милиса и Яков беспокойно уснули на узкой лежанке. А Остап улёгся возле дверей.

Женщину разбудили мужские голоса:

— Это правда, княгиня  с княжичем?

Милиса открыла глаза и  повернула голову. За столом сидел бородатый мужчина в тулупе и недоверчиво смотрел на Остапа.

— Разуй глаза! Я не мог привести сюда изменников княжества! – сердито процедил Остап, резко хлопнув ладонью по столу.

— В городе говорят, что ты тоже изменник… — медленно проговорил мужчина.

Мощная рука воеводы дернулась к мечу, лесник поспешно добавил:

— Но я тебе верю. Вам надо уходить, за ваши головы назначена награда. А если вас найдут здесь, то и  мне не сносить  головы.

Лесник помог им собраться, поделился съестными припасами и хмуро проворчал:

—  Всё, что есть.

Остап взвалил на плечи мешок с провиантом, они вышли из хижины. Милисе не понравился этот угрюмый мужчина и когда они отошли подальше, она осторожно спросила:

— Он же нас не выдаст?

Воевода с тревогой оглянулся:

— Надеюсь, что нет,  — в его голосе слышалась неуверенность, — Но лучше нам  поспешить.

—  А  разбойники тут есть?

—  Да. Поэтому нужно продвигаться быстро и тихо.

 

 

 

Они шли целый день. Иногда воевода нёс Якова на руках и тот спал. Княгиня изнемогала от усталости, но запретила себе даже думать об отдыхе. К вечеру они вышли на равнину. Милиса посмотрела на алый закат и ещё крепче прижала к себе сына. К ним подошёл воевода и сказал:

—   Ваше Величество, вам нужно отдохнуть. Я сумею вас защитить.

Княгиня осмотрелась и кивнула. Мужчина срубил несколько веток, разжёг небольшой костёр, и достал куски вяленой оленины  с хлебом. Яков устало зевнул и спросил:

— Когда мы пойдём домой?

— Не знаю, — печально произнесла Милиса.

Она, вглядываясь в пламя костра, бережно перебирала в памяти счастливые моменты.

 

…   По крыше кареты барабанил дождь. Княжна Милиса пыталась сквозь водяные струи разглядеть свои будущие владения. Постоянно теребила амулет, подаренный матушкой, с тревогой думала: «Смогу ли я  полюбить  будущего мужа?». Карета остановилась.  Темноволосый, мужественный юноша подал ей  руку, а она  смущенно улыбнулась, поправив плащ, и отдала этому незнакомцу своё сердце …

 

 

Усталый голос воеводы вернул Милису к реальности:

—  Ваше Величество, вам нужно поспать.

Яков уже заснул на её руках.

— Хорошо,-  вяло кивнула женщина и  придвинулась поближе к огню.

Но поспать княгине не удалось. Остап вскочил на ноги, услышав стук копыт:

— Бегите! – крикнул старый вояка, выхватив меч.

Милиса перебросила котомку через плечо, схватила в охапку сына и побежала.

 

Остапа окружили, к нему подъехал Ратмир в алой накидке.

— Ну и где княжич?- растягивая слова, спросил он.
—  Предатель! — зарычал воевода и замахнулся мечом.

И в тот же миг его мощную грудь пронзило копьё. Остап из последних сил яростно прошипел:

-Братоубийца…

От ярости Ратмира  побагровел, резко натянул поводья и приказал:

— В погоню!

Сердце Милисы сжалось. Ужас на миг овладел ею, но увидев перепуганное лицо сына, она прокричала:

— Держись!

Прижимая к себе Якова, Милиса неслась, сама не понимая куда. Вскоре она выбежала на поляну, залитую лунным светом. Тяжело дыша, женщина посмотрела назад и с облегчением, поняла, что погони уже нет.

 

Переждав, пока всё стихло, княгиня и княжич отправились  на север. Через два дня Милисе стало ясно, что они сбились с пути. Яков  больше не хныкал. События последних дней  сильно изменили мальчика, он старался вести себя  как мужчина. Однажды они  остановились возле одинокой берёзы. Усевшись на холодный снег, женщина вытряхнула из котомки последний кусок хлеба и протянула его сыну:

— Медленно жуй.

Облокотившись о ствол, Милиса устало закрыла глаза. Съев хлеб, Яков обнял мать. У женщины не осталось надежды, она уже давно выплакала все слезы. Княгиня с ужасом понимала, что они погибнут от голода, но не знала, как спасти сына. Яков стал собирать   ветки для  костра,   как это   делал Остап. Подходя  к ели, княжич заметил на заледеневшей ветке, две голубые бусинки, которые смотрели на него. Внимательно приглядевшись, он увидел  обладателя пристального и грустного взгляда — маленькую крылатую ящерицу, жемчужного цвета. Яков с волнением  шепнул матери:

— Матушка, смотри снежный дракон!

— Яков, сейчас мне не до сказок! — вздохнула Милиса и встала, — Давай  попробуем  развести  костер.

Княжич осторожно подошёл ближе:

— Неужели, ты его не видишь? Лети сюда, малыш!

Милиса ахнула, когда на ладошку сына село крошечное существо с кружевными крылышками. С её синих губ вырвался хриплый крик:

— Помоги!

В голове послышалось шипение:

— Для этого, я тут! Мы можем вернуть вас в прошлое…

Малютка перелетела на плечо королевы и заглянула в глаза.

— Мы?  — переспросила женщина.

— Я в одиночку не смогу, но в Драконьей Пещере нас много! Я вас отведу!

Княгиня в нерешительности уставилась на маленького дракона. Жизнь приучила её  не  верить, ни в снежных драконов, ни в чудеса. Вдруг женщина поняла, что они никогда  не дойдут до дяди Осипа. Она закрыла глаза и представила на миг своего Любомира, живым. Слёзы появились на ресницах, и она жалобно вскрикнула:

— Отведи, пожалуйста… Я больше не могу…

Она заплакала. Яков долго смотрел на маму, потом обнял её:

—  Мамочка, всё будет хорошо! Снежный дракон нам поможет!

 

Милиса и Яков шли за летучим проводником до самого вечера. Упали сумерки, и    снежный дракон слегка заискрился, королева напряжено вглядывалась в темноту.      Услышав, шум  в  кустах, они    побежали. Свет факелов ослепил княгиню, их окружили  мужчины с топорами  и с кинжалами. Хриплый голос прогремел:

— Кто вы?

— Я жена боярина Славомира, а это его сын! Мы заблудились, и мой муж будет благодарен вам! — Милиса старалась, чтобы её голос не дрожал.

Бородатый мужчина грубо развернул её лицом к себе, придирчиво осмотрел и вынес свой вердикт:

— Ты врёшь! Связать их!

Яков замахнулся на разбойника палкой, но тот увернулся, и  пнул мальчика в спину. Милису с Яковом крепко связали и бросили к большему валуну.

—  Ваше Величество… — послышалось в темноте.

Милиса узнала голос бывшего княжеского  советника Ведагора, которого за измену приговорили  к смертной казне. Яков обиженно засопел, ударившись коленкой  о камень.

—  Не удивительно, что  Ратмир тебя отпустил! Предатель! — со злобой проговорила Милиса.

— Не отпустил, я сам сбежал. Ваше Величество, я и вправду не знал, что вино было отравлено.   Я хотел сообщить вашему мужу о планах его брата. Нужно выбираться отсюда…

— Матушка, где дракончик?

Испуганный княжич стоял  на коленах перед матерью, и  медленно оглядываться.

— Яков, тихо, — шепнула она сыну, незаметно пытаясь ослабить веревки, ища глазами их маленького спутника.

«Неужели, он нам померещился от голода и холода!» — с горечью подумала Милиса и обратилась к  соседу по несчастью:

— Может, у вас есть план?

— На рассвете  сбежим… — шепнул Ведагор.

Разбойники сидели у костра, играли в кости, пили вино, делили добычу. Одноглазый     мужчина рыгал и портил воздух, двое бранились из-за драгоценного ожерелье, отнятого  у Милисы. Полночи они пировали. Хмельной напиток свалил их в сон, лишь двое держались начеку. Увидев, что разбойники заснули, Ведагор начал развязывать верёвки на руках княгини и княжича. Перед глазами Милисы замаячил снежный дракон:
— Ратмир едет сюда!

Послышался топот копыт. Разбойники вскочили на ноги, обнажа кинжалы и топоры.  Из кустов  выскочили  воины Ратмира и началась битва. На пленников уже  никто не  обращал внимания. Ведагор мгновенно схватил Якова за руку и потащил куда-то, мальчишка упёрся и испуганно простонал:

— Нет…

Милиса бросилась следом, умоляющее крикнув:

— Ведагор, не делай этого! Докажи, что ты не предатель!

— Ваше Величество, я был верен вашему мужу, но сейчас я могу спасти свою  жизнь…

Снежный дракончик присел на плечо к Ведагору, но тот этого не заметил, а замер в нерешительности.

—   Пустите меня…- еле слышно попросил Яков.

Мысли смешались в голове Ведагора и он отпустил княжича:

-Ладно, бегите, я вас прикрою.

Милиса на бегу схватила за руку сына и побежала за драконом.

 

Вскоре разбойники разбежались, но их пленник — седеющий, статный мужчина                        даже не собирался бежать. Ведагор чинно сидел на валун. Его окружили воины, которых советник одарил усталым взором. К нему подъехал новоиспечённый князь и приставил  меч к горлу советника:

— Предатель, тебя ждёт страшная смерть!

Ведагор медленно проронил:

— Твои  воины не убили княжича…

Смуглое лицо предателя передёрнулось, он и с усилием выдавил:

-Хорошо, я тебя отпущу. Говори, где они?!

 

 

«Всё-таки предал!» — подумала княгиня, заслышав позади конный топот. Они вышли к замёрзшему водопаду, где через застывшие струи виднелся вход в пещеру.

— Быстрее! Они уже близко! — поторопил дракончик.

Милиса и Яков осторожно шли по толстому льду к входу. Их ноги скользили, они падали,   но  всё равно вставали и шли дальше.

Почти добравшись до пещеры, Милиса замешкалась и оглянулась, к водопаду приближался Ратмир с войском.  Милиса увидела летящую стрелу. Женщина почувствовала в плече дикую боль, втолкнув Якова в пещеру, стала оседать на землю. Яков испуганно крикнул:

— Матушка!

Дракон прошипел:

— Ей нужно помочь!

Яков помог маме войти в пещеру. Со всех сторон к ним слетелись снежные драконы. Милиса, закричав от боли, рухнула на землю, Яков обнял мать и горько заплакал. Сказочные существа облепили Милису и Якова. Окровавленная стрела как будто растворилась от прикосновения их крылышек. Жгучая боль в плече исчезла. Милиса ощутила покой и  счастья. Она закрыла глаза.

 

Звук горна заставил Милису  вздрогнуть  и  открыть глаза. Она стояла у окна. Горн возвещал о приезде Ратмира. Яков сонно приподнялся и пробубнил:

—  Матушка!

— Спи, ещё рано! — дрожащим голосом произнесла она, повернувшись к

нему.

Княжич уже закрыл глаза. Ярослава дремала на стуле, но тут, же проснулась, когда Милиса склонилась над ней и напряжённо сказала:

— Ярослава, побудь с княжичем!

 

 

 

После торжественной части встречи, Любомир пригласил брата на пир. Милиса не удержалась и прильнула к мужу:

— Я вас люблю…

-Я тоже… Но что с вами? Вы дрожите как осиновый лист!

Уловила подозрительный взгляд Ратмира,  Милиса заставила себя снисходительно улыбнуться:

— Ничего страшного. Просто устала.

 

Княгиня тайком подозвала Остапа к себе и приказала следовать за ней в библиотеку.

—  Ваше Величество, что-то случилось?  — с тревогой спросил  воевода.

— Да. — кивнула она, нервно кусая губы, и не зная с чего начать.

Воевода, как всегда, преданно смотрел на королеву. «Что ему  сказать?» — думала она, усаживаясь в кресло:

-Возможно, вы мне не поверите, но выслушайте меня…

 

Тёмной ночью к княжеской горнице, крались вооружённые люди.  Ратмир остановился  напротив дверей, и бесшумно вынул меч из ножен. Тут дверь распахнулась, на пороге стоял  свирепый Остап, который прорычал:

-Измена!

За его широкой спиной стоял князь с княгиней.  На подмогу воеводе уже спешили стражники.  Мятежники поняли, что их окружили  и отпустили мечи. Любомир непонимающе смотрел на брата:

— Зачем?

Ратмир угрюмо смолчал.

 

Майским, тёплым утром, Остап боролся с княжичем  на деревянных мечах в королевском саду. Милиса  и Любомир стояли возле цветущей вишни, любуясь наследником.  Отразив серию ударов, Остап довольно заметил:

—  Настоящий воин растёт!

Мальчик увидел, как кружат в лёгком ветре лепестки вишни:

— Красиво! Прямо как снежные драконы!

Князь удивился:

— Ты ещё веришь в эти сказки?

— Я их видел! Они существуют! Правда, матушка?

Милиса подхватила сына на руки и закружилась с ним:

— Конечно,  существуют!

 

 

 

 



Прочитав  это необычное   словосочетание, я  почему-то вспомнила сцену из    сериала «Кухня», где Катя     готовила полужидкие   блюда  из несочетаемых продуктов, так  называемую

молекулярную кухню  и решила, что   ученые создали    молекулярную   кошку. Но     не  сразу  открыла статью. Мама  позвала ужинать.

 

О Шноблевской   премии  тоже узнала впервые, и не могла взять  в толк, какое шуточное открытие могли   сделать биологи, ведь биология   — серьезная наука.

 

Зашла в ванну, за мной забежала наша  Феня — кошка шоколадного цвета.  Она подставила спинку, требуя ласки, громко мяукнула. Я   рассеянно погладила её и включила воду. Кошка прыгнула на  край ванны, задрав хвост. Переводя взгляд с  Фени на воду, я ещё больше запуталась: «Как коты могут быть жидкими? Это же невозможно!»  В ванне стоял таз с водой,  и в  ней  отражалась кошка.

 

«А если ученые выяснили, что наши коты всего лишь отражение?  Что   за чушь? Они же  живые, как и мы!» —  размышляла я, сидя на  кухне, с чашкой горячего чая.   Парадоксальная мысль не отпускала. «А что если и  мы всего  лишь отражение?!». Попыталась представить какой мир может скрываться за водяной гладью?  « Конечно, не морской? А водяной…» Я  обожаю воду,  звуки дождя,  море, и мой  воображаемый,  водяной   мир казался прекрасным!

 

И представите,  моё  разочарование, когда я узнала, что коты жидкие, потому что сидят в  вазочках! Это же так глупо и скучно! Но чего я хотела от Шноблевской премии?



Все любят облака, да и как их не любить?! Причудливые и простые, белоснежные, лиловые, ванильные и нежно — розовые, и даже тяжелые сизые грозовые облака, имеют своё суровое очарование. Только жаль, что люди так мало знают о них. И, разумеется, никто не знает о волшебной облачной стране, плывущей по небосводу.
В такой стране жила малышка Ясмин. Она была удивительно красива в своей ярко-желтой шкурке с белым пятнышком на лбу. Её большие голубые глаза сверкали на солнце, как капли росы после дождя. Вы спросите: «А кто же она?» И я отвечу: «Ясмин — это маленькая дракошка.»
В этой стране деревья, поля, леса, дома и даже её обитатели были сотканы из света и облаков. Но самое интересное заключалось в том, что облачные жители были очень похожи на обычных зверей, только были они воздушными и легкими. Поэтому, в непогоду они прятались в небесных домиках, чтобы их далеко не унесло.
Ну, вот! Совсем забыла сказать, что страна эта называлась Облакандия.
Взрослые обитатели её занимались своими делами. Самым главным из их обязанностей — следить, чтобы облака были в порядке. А, как же? Прошла гроза, подул сильный ветер или ураган пронесся – прохудилось облако или улетело куда-то далеко, необходимо все подлатать и исправить. А зимой или осенью, вообще, дел не в проворот. Но кто, же так искусно приводил облака в порядок? Это — облачные паучки –нуссы. Они собирали липучие одуванчики и ткали из них тончайшие нити. И. именно, ими сшивали облака, пока драконы держали легкие кусочки, которые так и норовили разлететься в разные стороны. Но это было не самое страшное. Иногда в облаках появлялись странные тучи, не дождевые, а грязные и вонючие. Ядовитые тучи заражали другие облака и воздух, а невесомые существа задыхались. Но и тут волшебные одуванчики помогали, стоило их раздуть, аромат душистых цветов очищал воздух, а драконы выталкивали тучи прочь. Облачные малыши, тем временем, как обычные дети, весело проводили время вместе, играя и иногда шаля.

С первыми лучами солнца из персикового облачка вылетела золотистая дракониха и, повернувшись, помахала лапой своим домочадцам:
— Не скучайте, я скоро вернусь!
В облачке остались синий дракон Брис и его дочь Ясмин. Пока дракон — папа готовил яблочную запеканку, дракоша читала книгу. Затем она закрыла ее и грустно вздохнула:
-Папочка, а что такое Смысл Жизни? — полюбопытствовала малышка.
Брис удивленно потрогал гребешок на макушке:
— Ну… Это когда знаешь, зачем живешь?
Ясмин подскочила к отцу :
— А зачем я живу?
— Ну… — растерялся он, — Ты это должна понять сама.
Замерев, Яся пыталась понять, ради чего она живет, но мыслей в голове было много, и они путались. Малышка досадливо развела лапками и жалобно протянула:
— Никак не могу это понять!
Дракон погладил дочурку по голове и утешил:
— Милая, ты потом обязательно его найдешь!

После завтрака Ясмин отправилась погулять. В её ярко-желтой шкурке сверкали блики, да и сама она была как солнышко, только очень грустное. Усевшись на радужном мосту, она свесила ножки, и посмотрела вниз, где зеленым ковром расстилался лес.
— Привет!
Она обернулась и увидела бирюзового малыша, похожего на тигрёнка. Он плюхнулся рядом и заявил:
— Меня зовут Гирли, а тебя? — он скорчил смешную мордашку.
Дракоша слабо улыбнулась и вздохнула:
— Ясмин.
Пару минут они молчали. Гирли пытался отковырять от мостика кусочек радуги, лихо при этом присвистывая. Бросив эту затею, он повернулся к Ясмин и спросил:
— Чего ты такая грустная?
Приставучий малыш раздражал Ясю. Она сердито засопела и толкнула его в бок:
— А тебе чего?
Гирли смутился и ответил:
— Просто не люблю, когда кто-то грустит.
Искренность Гирли понравилась Ясмин. Она проговорила:
— Прости. Просто я не могу найти смысл жизни и злюсь.
Тигренок немного подумал и предложил:
— А давай поищем его вместе!
Улыбнувшись, Яся кивнула. Дракоша стала перепрыгивать с облака на облако. Гирли удивился:
— А я думал, ты полетишь?
Яся замялась и слегка покраснела:
— Нет, я пока еще учусь.
-Тогда, давай наперегонки!

Малыши задорно прыгали по облакам, иногда посматривая вниз на темный лес. Гирли осторожно подкрался к краю облака и свесил голову вниз:
— Интересно, а там кто-нибудь живет?
— Наверное, да! – оживилась Ясмин и предложила, — Помашем им!
Ясмин и Гирли дружно замахали лапками. У тигрёнка возникла идея:
— А давай пойдем на островок дружбы? Мы с друзьями каждый день там собираемся. Может они нам помогут?

Сказано — сделано. Островок Друзей представлял собой, большое облако, на котором росла пальма, окруженная пушистыми кустами, где было удобно играть в прятки. Подойдя поближе, они услышали бодрое:
— Раз, два, три! Быстрее! Выше! Сильнее!
Под деревом тренировалась прыгать розовая кенгуру, а рядом стоял сиреневый слон и сердито бубнил:
-Ты можешь считать про себя? Ты меня сбиваешь с ритма!
Кенгуру раскинула лапки в стороны и сказала:
— А ты мешаешь мне готовиться к соревнованию! Отойди!
Сверху послышалось:
— Гирли, привет!
Из-за белоснежных листьев выглянула персиковая мартышка с большими ушами, она мигом спрыгнула вниз и с любопытством посмотрела на дракошку:
-Ну-ка, кто тут у нас?!
Гирли прыгнул на облачко:
— Привет, друзья! Яся, познакомься — это Ритела, Эмарт и Салли.
— Очень приятно!- улыбнулась Ясмин.
— Друзья, а у вас есть Смысл Жизни?!
Ритела растеряно произнесла:
— А что это?
— Ну, это что-то очень важное, — пыталась объяснить Яся.
— Ну, тогда это просто! – улыбнулась Ритела, — Я хочу быть всегда красивой!
Слон Эмарт возмущенно затопал и сказал:
— Нет, главное в жизни найти свою музу и написать по-больше стихов.
Салли хмыкнула и потрогала свой носик:
— Главное быть круче всех и чтобы к тебе не могли придраться!
Тут послышался тонкий голос:
— А вот и нет! Важнее всего быть собой!
На плечо к Гирли запрыгнул серебристый паучок Чад. Яся задумалась:
— А как это?
Ритела чихнула и поморщилась. Гирли тоже чихнул, потер глаза и оглянулся. Друзья не заметили, как их островок со всех сторон окружили ядовитые тучи. У друзей заслезились глаза. Малыши попытались бежать, но не смогли. Испуганные, они прижались к друг другу возле пальмы. Ритела заплакала. А тучи становились всё больше. Черный дым уже расползался над верхушкой пальмы. Чад с трудом перепрыгнул на нос Ясмин:
— Яся, только ты сможешь спасти нас! Мы должны позвать на помощь!
Ясмин испугано покачала головой, прошептав:
— Я не смогу… Я плохо летаю и боюсь высоты.
— Значит, мы задохнемся! — заплакала дрожащая Ритела.
Гирли положил лапку на плечо Ясмин и с трудом сказал:
— Ты справишься, я в тебя верю!
Чихающий Эмарт поддержал друга:
— И я верю! Кроме тебя нас никому спасти! Просто не смотри вниз, смотри вперед!
Ясмин по-прежнему дрожала, но кивала, слушая друзей. Набравшись смелости, она взмыла вверх, расправила крылья и случайно посмотрела вниз. Сначала посмотрела на тучи, потом на друзей, которые чихали и задыхались. Ясмин крикнула:
— Я скоро!
И скрылась за облаками.
Она вернулась со взрослыми драконами, которые привезли нуссов и липучие одуванчики. Драконы начали раздувать Волшебные Одуванчики, а Брис сказал чихающим малышам:
— Ребята, залезайте на меня, вывезу вас отсюда!
Лететь на драконах было круто, но Гирли постоянно оглядывался назад, где оставался его друг Чад. Яся успокоила Гирли:
— Не волнуйся за него! Он справится!
Эмарт, Дикус и Салли повизгивали от удовольствия. Ясмин с улыбкой посматривала на них и прошептала отцу:
— Я нашла свой Смысл Жизни! Я хочу быть собой и защищать наш мир!



На волшебной планете разноцветного неба обитали воздушные зверята. Удивительные существа жили прямо в облаках. В нежно-персиковом облачном домике жил маленький тигренок по имени Гирли. В сиреневом облаке обитал лемур Дикус. Из лимонного облачка часто доносился смех беззаботной обезьяны Рители. И даже слон Эмарт, часто прилетавший к ней в гости, был легче перышка. В один из солнечных дней, когда тигрёнок играл в догонялки с солнечным зайчиком, он услышал тихую и нежную музыку. Оглянувшись, Гирли увидел, что между облаков чернеет дыра. Гирли устало плюхнулся рядом с чернотой и сладко зевнул.
— Как же хочется спать!

А неподалеку большая собака старательно отряхивалась и чесала за ухом, куда залез малюсенький паук Чад. Любопытный малыш очень любил путешествовать и узнавать, что-то новое. Он запрыгивал на мимо пробегающих животных и катался, словно заправский ковбой. Собака затрясла головой, Чад полетел вниз, но на паучье счастье — легкий ветер подхватил его и добросил в пушистое облачко, где сидел Гирли. Увидев дыру, Чад по — паучьи присвистнул и, запрыгнув на кончик тигриного носа, пропищал:
— Не смей спать! Если ты заснешь, то упадёшь!
— Но я хочу…- возразил полосатый малыш и, сонно мотнув головой, закрыл глаза.
— Бежим отсюда! Это Черная Дыра! Она с помощью музыки укачивает и затягивает тебя и облако, на котором ты сидишь.
Тигрёнок в испуге попятился и бросился по тучкам к своему облаку, куда поспешно и нырнул.
А дыра росла, становилась всё больше и больше, неизбежно приближаясь к персиковой тучке. Паук запищал:
— Оно к тебе приближается! Надо что-то делать!
Гирли осторожно выглянул:
— Сам делай, а я боюсь!
— Дыра к твоему облаку приближается, а не к моему!
— Но я маленький! Меня всегда защищали родители! А сегодня мама с папой ушли в гости.
— Малыш, послушай, я паучок нусс. Ты знаешь, что делают нуссы?
Тигрёнок ещё раз посмотрел в сторону дыры и пугливо прижал ушки:
— Да, они зашивают гадкие дыры в облаках. Зашей дыру, спаси меня!
— Я слишком маленький и только учусь! Нам нужно привезти сюда мою семью! Я покажу тебе путь! Ты должен защитить своё облако!
На загривке у малыша шерсть встала дыбом, но он кивнул и осторожно выглянул с другой стороны. Скосив свои зеленые глаза на Чада, спросил:
— А почему нуссы — самые медленные пауки?
— Мы большие философы! Вперед!
Тигрёнок быстро побежал по облачной дорожке и даже чуть не промахнулся второпях.

Наконец-то, они добрались до серенького и маленького облачного домика паучка. Паучье облачко было искусно украшено узорчатой паутиной. Чад лихо перепрыгнул на тучку и позвал родителей:
— Мам, пап, у моего друга беда! Дыра Затянуда приближается к его облаку, она быстро растёт!
В ответ послышался командирский шепот:
-Первый отряд на выход!
Большие и маленькие пауки стали вылезать из облачка и усаживаться на тигра. Самый крупный паук обратился к Гирли:
— Малыш, не волнуйся! Мы спасём твоё облако!
И Гирли поспешил в обратный путь. Взрослые пауки целый день трудились, не покладая лапок, зашивая Дыру Затянуду. Гирли и Чад внимательно следили за мастерами- спасителями. Сукуб старался увильнуть от серебристой паутины. Но уже к вечеру дело было сделано. Вскоре вернулись родители тигрёнка. Они были очень благодарны нуссам, за спасение их облачного домика. Гирли и Чад сдружились за этот день, и договорились, что отныне будут путешествовать вместе. Ведь вдвоем веселее!



Однажды дельфинчик Пин встретил своего друга, морского конька Рафа, который направлялся в темную расщелину. Пину часто говорили, что на глубине водятся чудовища, похуже акул. Дельфинчик подплыл к другу и спросил:
— Ты не боишься глубины?
— Пин, глубина не так страшна! К тому же у меня там есть друг – Морская Звёздочка Тина, сегодня она обещала показать Небесное Море!
— А что это?
— Когда солнышко ложится спать, на небе появляются звёздочки! Значит, небо — тоже море!
— Ух, ты! А можно я с вами посмотрю на звёздочки?
— Конечно! Я быстро привезу её! Жди тут!
Как только Раф скрылся между двух скал, из водорослей выплыла желтая носастая рыбка по имени Верда, она была очень вредная.
— Ну, и куда поплыл твой дружок? Вниз! А, ты значит боишься?
— А тебе какое дело? — буркнул Пин, отвернувшись.
— Никакого! Просто я всем расскажу, что ты трус!
— Только попробуй! — разозлился Пин и погнался за ней.
Верда ловко ускользала от Пина. Неприятно хихикая, она заставила Пина гоняться за ней, да так увлеклась, что не успела свернуть на очередном повороте, врезалась в скалу и стала стремительно падать. Дельфинчик бросился за ней, крича:
— Очнись! Верда!
Рыбка запаниковала:
— Куда плыть? Тут темно! Нас съест морской чёрт!
— У морского чёрта есть фонарик! Ты сама сказала, что тут темно!
Верда шмыгнула за спину Пина и пугливо указала на свет. Увидев, что к ним приближается желтоватый свет, Пин испуганно отплыл назад.
— Пин, Верда, это вы?
Это была лимоновая медуза Лайма с Рафом, который вез на спине маленькую рыжую звёздочку.
— Как вы сюда попали?- удивился Раф.
Пин переглянулся с Вердой и ответил:
— Да, как-то случайно.
— Ну, плывите с нами на Небесное Море смотреть, — предложил Раф.
Верда схватилась за плавник Пина. Вскоре друзья добрались до самого гладкого и большего валуна к самой поверхности. Пин так высоко ночью не заплывал. Сквозь толщу воды они увидели
темное небо, усыпанное маленькими сверкающими точками. А в центре сиял круг.
— Ух ты! Как красиво!- восхитились все.
— Это ночное солнышко? – спросил Пин.
— Это Луна! Она сторожит звездочки, — важно ответила Тина. – А эти сверкающие малютки и есть мои сестрички – звездочки. Они такие как я, только очень далеко живут в небесном море. Поэтому мы их видим совсем маленькими.
— Откуда ты всё это знаешь? – удивился Пин.
— Мне дедушка рассказывал!
Они долго любовались небесным морем, пока оно не побледнело, а Луна не увела звезды за край моря.



Мой мир был прост, удивительно прост, до этой весны.

Я жила в файле, каждый день, работая в игре. Моей задачей было одеваться, краситься, выбирать украшения. После работы шла домой или в гости к друзьям. В нашем мире жили разные файлы, начиная от игровых до звуковых. От сетевых вирусов нас лечили врачи Антивируса — летающие желтые шары. Видеоклип «Уин» постоянно устраивал тусовки, на которых мы веселились и общались друг с другом. Жизнь была проста и прекрасна!

В тот роковой день я проснулась от шума и с любопытством выглянула наружу. Над моей головой пульсировал зелёный луч, из которого образовывались новые файлы, а это означало, что полдня можно погулять. Разглядев время на луче, я поставила таймер и вылезла из файла. Мой диспей показывал, что коллеги по игре, разошлись кто куда. Когда в локациях загружают новых жителей, все стараются уйти в другие сектора, ведь напряжения зашкаливает. Дойдя до двух зеленых столбов, я протянула руку с чипом шарообразному стражу с электро ушками:
— Привет, Тик! Новая игра?
— Да. Работы масса! Всем нужно раздать чипы! — радостно проговорил он, проверяя чип.
Выйдя в общую локацию, я пристроилась на искрящуюся змейку – скамейку, которая зашипела на меня.
— Ты будто вирусом заражена! Ну, поставила я на тебя ногу, ну и что?
Мимо меня пронесся Уин и радостно прокричал:
— Весна -супер!
Бросилась вдогонку, крикнув:
— Что такое весна?
— Ну, это круто, и хочется петь! От улыбки хмурый день светлее, от улыбки в небе радуга проснётся! – пропел синий квадратик.
— Ты всегда поёшь! – засмеялась я и включила первую скорость, -Наперегонки!
Мы неслись к открытой зоне, где стояло большое табло.
— Ну, вот как всегда, ты- первая! — проговорил Уин.
На моем дисплее появилась ворчливая рожица, я послала Уину задиристую улыбку, и взглянула на табло. Оно менялось: вместо котёнка выступили белые ромашки, а по бокам прорастали электрические цветы.
— Да, это так красиво,- произнесла я, — Уин, ты видел новых жителей?
— Футболистов? Да, и даже пригласил их на вечеринку!
Кивнула и улыбнулась:
— Хорошо. Мне пора.

Находясь, в игровой капсуле, я ожидала запуска и увидела загорелого футболиста, входящего в соседнюю капсулу. Он мне подмигнул, я растерянно улыбнулась. Так и начался самый странный квест под названием «любовь». Считалось, что любовь, про которую говорил doc «Личный дневник» — недоступная опция для нас, но в тот миг, эта опция почему-то включилась. Его звали Рол, он был беззаботным и рыжеволосым персом. Мы разговаривали весь вечер, а потом я ему показала тайное место – провода нашего мира. Это был круговой сектор.
— Место жутковатое, но тихое. Иногда нужна тишина.
-А ты храбрая, — он присел рядом и вздохнул, — Иногда мне интересно, кто мы? Ведь мы приходим из ниоткуда и уходим в никуда!
— Да, это любопытно, — пробормотала я, стараясь не смотреть на него.
— Сегодня что-то необычное случилось, когда я тебя увидел, как будто в меня залили
новое обновление. Мне хочется смотреть только на тебя…- медленно проговорил он.
— И со мной. Как будто опция любви включилась.
-Опция любви?
— Она описана в «Личном дневнике». Эта опция бывает у людей!
— Людей? Это ещё что?
— Не знаю, наверное, какие-то программы по выработке чувств.
— Познакомишь меня с «Личным дневником».

С тех пор мы часто зависали у doc «Личный дневник», изучая людей. Эти программы
невозможно понять из-за различных опций- чувств. Мы долго думали, почему люди ищут любовь и счастья, а от страданий и горя убегают. Куда мне было понять их, когда я перестала
понимать себя. Эта странная опция продолжала работать. Хотелось видеть Рола всё время, быть с ним рядом, а когда его не было, то казалось, что мир потерял смысл. Рол признался, что тоже странно себя ощущать.
— Мне кажется, что это любовь! — проговорил он, взяв меня за руку.
— Получается, что мы стали людьми? –напряглась я.
-Не уверен, но это высшая лига! — произнес он и улыбнулся.
Мы стали чаще убегать в тайное место, когда он был рядом, возникало электрическое поле, которое давало сильный заряд на весь день.

После нашей встречи я стала очень рассеянной на работе, из-за меня тормозила игра.
— Катя, тебе нужно провериться на вирусы! — произнесла моя коллега Лиза, когда мы
вернулись в игровую зону, — Катя, ты меня слышишь?
— Да, да, конечно! Потом как-нибудь, — рассеянно ответила я.
— Ты стала вести себя иначе и говоришь непонятно! Ты меня пугаешь! Сходи к
антивирусникам!
— Ок.

Наш лазарет находился на диске «С» в папке «Proz», я решила пройтись пешком.
Приятная пульсация заставляла уголки губ тянуться вверх. Пробежавшись, по лестнице, я бойко топнула пяткой. Мой стук со звоном прокатился по всему диску. Задорно засмеялась, подумав: «Звонкий топот любви! А может во мне есть что-то от людей?». Подходя к проверочной спирали, я увидела Рола, стоящего ко мне спиной.
— Привет!
Рол повернулся и, равнодушно скользнув по мне взглядом, сказал:
— А, это ты. — отвернулся.
Меня словно током ударило, заглянув ему в глаза, спросила:
— Рол, что случилось?
— Ничего. Проверяли на наличие вирусов. Меня вылечили.
— Ты забыл обо мне? Тебя вылечили от нашей любви!
— Ты тоже заряжена вирусом?
— Нет,- отшатнулась я и с трудом произнесла, — Наша любовь -не вирус!
Вдруг спираль замигала, над ней промелькнула бегущая строка:
— Заражение. Заражение.
— Бежим со мной! — предложила я и схватила его за руку.
— Зачем? — удивился Рол.
Покачав головой, я включила первую скорость…

Спрятавшись в нашем тайном месте, я так ждала, что он придет. Без него время застыло… Мир застыл… Жду его до сих пор…